Прометей

Прометей был богом титаном предусмотрительности и хитрых советов, которому было поручено слепить человечество из глины. Его попытки улучшить жизнь своего творения привели его к конфликту с Зевсом. Во-первых, он обманом лишил богов лучшей части жертвенного пира, добыв мясо для пиршества человека. Затем, когда Зевс удерживал огонь, он украл его с небес и передал смертным, спрятанным в стебле фенхеля. В наказание за эти мятежные действия Зевс приказал создать Пандору (первую женщину) как средство доставить несчастье в дом человека или как способ лишить человечество общества добрых духов. Тем временем Прометей был арестован и привязан к столбу на горе Кавказ, где орел должен был питаться его вечно восстанавливающейся печенью (или, как говорят некоторые, сердцем). Поколения спустя появился великий герой Геракл и освободил старого Титана от пыток.

В культе и мифах Прометей свободно отождествлялся с богом огня Гефестом и великаном Титием.

 

ГЕНЕАЛОГИЯ

Родители

[1.1] Иапет & Климена (Hesiod Theogony 507, Hesiod Works & Days 54, Hyginus Fabulae 142)
[1.2] Иапет & Асия (Apollodorus 1.8)
[1.3] Иапет (Quintus Smyrnaeus 10.190, Diodorus Sic. 5.67.1, Ovid Metamorphoses 1.82, Valerius Flaccus 4.60, Oppian Halieutica 5.4)
[2.1] Фемида или Гея (Aesch. Prometheus Bound 8 & 211 & 873)

Дети
[1.1] Девкатлон (от Пронойи) (Hesiod Catalogues Frag 1)
[1.2] Девкалион (Apollodorus 1.45, Ovid Metamorphoses 1.363)
[1.3] Эллин, Девкалион (от Климены) (Schol. on Apollonius Rhod. 2.1086)
[2.1] Айдос (Pindar Olympian 3)

 

Цитаты классической древнегреческой литературы

РОЖДЕНИЕ ПРОМЕТЕЯ

Гесиод. Теогония. 507. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 46) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Океаниду прекраснолодыжную, деву Климену,
В дом свой увел Иапет и всходил с ней на общее ложе.
Та же ему родила крепкодушного сына Атланта.
Также Менетия, славой затмившего всех, Прометея
С хитрым, искусным умом и недальнего Эпиметея.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 18. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[Прометей] Фемиды мудрой сын высокомыслящий.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 211. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«А мать моя [Прометея] — и Геей и Фемидою
Она зовется — много раз.»

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I.2(2). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«От титанов родились потомки . . . Атлант, который поддерживает небо своими плечами, Прометей, Эпиметей и Менетий, которого Зевс поразил перуном во время борьбы с титанами и низверг в Тартар.»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 5. 67. 2 (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

« . . . сыном Япета — Прометей.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. <Введение.> 11. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 2-3):

 

«От Иапета и Климены [родились] – Атлант, Эпиметей, Прометей.»

 

ДЕВКАЛИОН И ДРУГИЕ ДЕТИ ПРОМЕТЕЯ

Гесиод. Каталог Женщин.примечание к фрагменту 2./ Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 54-55) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Девкалион — сын Прометея и Пандоры.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 555. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

 

«Песню иную пела я [хор Океанидов] в день, когда
Мылась невеста твоя [Прометея] Гесиона,
К свадьбе готовясь, — в день, когда ты, жених,
Девичье сердце к браку склонив дарами,
В дом ее ввел и с нею взошел на ложе.»

 

Геродот. История. Книга 4.45.3 (Источник: Геродот. История в девяти книгах. / Пер. и прим. Г. А. Стратановского. Статья В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 195) (греческий историк 5 в. до н. э.):

 

«Азия же [была названа] — от супруги Прометея. Впрочем, лидийцы также желают присвоить себе имя Азии. По их словам, Азия названа . . . не от супруги Прометея Асии.»

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I.7(2) . (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Девкалион был сыном Прометея79. Он царствовал в области Фтии и женился на Пирре, дочери Эпиметея и Пандоры: это была первая женщина, которую вылепили боги. Когда же Зевс захотел истребить медное поколение, Девкалион по совету Прометея сделал ковчег и, вложив в него необходимые припасы, сел туда вместе с Пиррой. Зевс разразился с небес страшным ливнем и залил водой бо́льшую часть Эллады, так что все люди погибли, за исключением немногих, которые укрылись в расположенных поблизости высоких горах.»

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика.1085. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 16) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

«Есть страна [Ахайя (Ахея) в Греции],— окружают ее высокие горы,
Пастбищ на ней и овец изобилье. Отпрыск Япета
Там родил Прометей многославного Девкалиона,—
Первым тот города основал и храмы воздвигнул
Для присносущих богов, и над смертными первым царил он.
Край тот зовут Гемонией все, кто живет по соседству.
Есть в нем Иолк, мой город родной.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. <Введение.> 155 (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 5):

«Сыновья Юпитера [Зевса] . . . Эллин от Пирры, дочери Эпиметея.»

[Обратите внимание, Пирра-жена Девкалиона, сына Прометея. Ложась с Пиррой, Зевс обманывает Прометея в его притязаниях на то, чтобы быть предком царей человеческих.]

 

Овидий. Метаморфозы. Книга девятая. 1.390. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Ласковой речью тогда Прометид [Девкалион (Девкалион) сын Прометея] обращается мягко
К Эпиметиде [Пирру, дочь Эпиметея] . . .
. . . толкованьем таким убедил супруг Титаниду [Пирру].»

 

ДРУГИЕ ИСТОРИИ О ПРОМЕТЕЕ

Гигин (Гай Юлий Гигин, ум. в 17 г. в Риме – древнеримский писатель). Астрономия. Книга вторая. 15.1-5 (Источник: Гигин. Астрономия / Пер. и комм. А. И. Рубана. Вступ. ст. А. В. Петрова. — СПб.: Алетейя, 1997) (римский мифограф 2 в. н. э.):

 

«Считают, что это [Созвездие Сагитта (Стрела)] — одна из стрел Геркулеса. Рассказывают, что ею он убил орла, который, по преданию, выклевывал Прометееву печень. Нам представляется, что об этом небесполезно рассказать подробнее. В древности, когда люди с великим благоговением совершали жертвоприношения бессмертным богам, они обычно бросали в священное пламя все жертвенное животное целиком. И вот, когда вследствие больших трат бедняки не могли приносить жертвы, Прометей, который, как считают, благодаря удивительной остроте ума создал людей, добился, говорят, у Юпитера [Зевса] позволения, чтобы часть жертвенного животного люди бросали в огонь, а другую часть использовали для своего пропитания. Впоследствии он укрепил этот обычай. После того как Прометей легко добился этого у бога, который поступил без корысти, не как человек, он самолично принес в жертву двух быков. Сперва он возложил на алтарь их печень, а все мясо, оставшееся от двух туш, сложил в одно место и покрыл бычьей шкурой. Все имеющиеся кости Прометей покрыл второй шкурой и, поместив ее на виду, предоставил Юпитеру [Зевса] возможность выбрать ту из них, какую он пожелает. Юпитер [Зевса] же не проявил божественного разумения и не предвидел все наперед, как подобало бы божеству, но (раз уж мы решились довериться сказаниям) был обманут Прометеем и, считая, что под каждой шкурой находится бычья туша, выбрал кости в качестве причитающейся ему половины. Поэтому во время торжественных обрядов и жертвоприношений, после того как люди съедали мясо жертвенных животных, оставшиеся кости, принадлежавшие богам, они сжигали в том же самом огне.

Но вернемся к начатому рассказу. Когда Юпитер [Зевс] узнал правду, он воспылал гневом и отнял у смертных огонь, чтобы благоволение Прометея они не ставили выше могущества богов, и чтобы людям не было никакой пользы от мяса, которое они не в состоянии были приготовить. Прометей же, кознодействуя по своему обыкновению, замыслил вернуть людям отобранный у них огонь, самолично проявив о том заботу. Поэтому, когда рядом никого не было, он приблизился к огню Юпитера, убавил его и заключил в полую ветвь. Ликуя от радости, так что он, казалось, скорее летит, а не бежит, Прометей размахивал веткой, чтобы дым не загасил заключенный в ее внутренней части огонь. Вот почему до сих пор люди, несущие радостные вести, всегда стремятся сообщить о них как можно быстрее. Также было установлено, чтобы в качестве одного из видов состязаний на играх бегуны, по примеру Прометея, бежали, размахивая факелами.

Тем временем и Юпитер, чтобы не оставить смертных без своей милости, подарил им женщину, изготовленную Вулканом [Гефестом (Гефестом)] и наделенную всеми дарами по милости богов. Поэтому ее назвали Пандора. Прометея же он приковал в Скифии железной цепью к горе, именуемой Кавказ. Прометей был прикован к ней около тридцати тысяч лет, по словам трагического поэта Эсхила. Вдобавок Юпитер посылал к нему орла, который ежедневно выклевывал отраставшую за ночь печень. Этот орел, по одним свидетельствам, был порождением Тифона и Ехидны, по другим — Теллус [Геи] и Тартара, но многие считают, что он был сделан руками Вулкана, а Юпитер, говорят, вдохнул в него жизнь.

Об освобождении Прометея сохранилось такое сказание. Когда Юпитер [Зевс], влекомый пригожестью Фетиды, стремился взять ее в жены, но не мог ни склонить к замужеству боязливую деву, ни помыслить умерить свою страсть, в это время, говорят, Парки [Мойраи, Судьбы] предрекли пути Провидения, неотвратимо сбывающиеся по установленному мировому порядку. Они объявили, что, кто бы ни стал супругом Фетиды, его сын превзойдет славой отца. Прометей, не по доброй воле, но по необходимости будучи настороже, услышал прорицание и сообщил о нем владыке богов. Юпитер, опасаясь, что и с ним может случиться то, что он сделал со своим отцом Сатурном в подобной ситуации, умерил свое желание супружества с Фетидой, чтобы не лишиться отцовской власти, и достойно отблагодарил Прометея за услугу, освободив его от оков. И хотя Юпитер поклялся в том, он все-таки не отпустил его без всякого условия, но приказал, чтобы в память о событии у Прометея один палец был окован и тем, и другим материалом, то есть камнем и железом. Люди переняли этот обычай и, чтобы казалось, что тем самым они выказывают признательность Прометею, стали носить кольца, изготовленные из камня и железа. Некоторые также говорят, что он носил венок, словно в подтвержденье того, что он оказался победителем и злоумышлял безнаказанно. Поэтому и у людей ввелось в обычай по случаю великий радости и побед носить венки, что можно видеть на состязаниях атлетов и пирах.

Впрочем, я полагаю, что следует вернуться к началу рассказа и поведать о гибели орла. Геркулес, посланный Эврисфеем за яблоками Гесперид, не зная пути пришел к Прометею, прикованному, как мы уже сказали, к горе на Кавказе, и тот указал ему дорогу. Когда Геркулес возвращался с победой, он поспешил к нему, чтобы рассказать о смерти дракона, о котором мы также уже рассказали, и отблагодарить за услугу, стремясь поскорее вернуть ему заслуженный почет. По устранении бедствия люди постановили сжигать на алтарях богов печень жертвенных животных, чтобы боги насыщались их печенью взамен Прометеевой.»

ПРОМЕТЕЙ И ВОЙНА ТИТАНОВ

Эсхил. Прометей прикованный. 199. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

 

«Прометей:
Когда среди бессмертных распря вспыхнула
И меж собою боги перессорились [олимпийские боги против Титанов (титанов)], —
Одни с престола Крона сбросить чаяли,
Чтоб Зевс царил, другие же владычества
Над божествами не желали Зевсова, —
Тогда титанам, Неба и Земли сынам,
Помочь советом добрым я [Прометей] хотел. Но мой
Совет отвергли. Презирая вкрадчивость
И всякое лукавство, те надеялись,
Что грубой силой без труда захватят власть.
А мать моя — и Геей и Фемидою
Она зовется — много раз, заранее
Исход той распри зная, говорила мне,
Что победитель победит не силою,
А хитростью, коварством он одержит верх.
Но тщетно убеждал я и доказывал,
Меня тогда и слушать не хотел никто.
И, видя это, я почел за лучшее
По доброй воле и в союзе с матерью
Пойти на помощь Зевсу. Помощь принял он.
Моим стараньем в черной пасти Тартара
Бесследно сгинул древний Крон и все, кто с ним
Сражался рядом. Вот какой услугою
Обязан мне великий властелин богов.
И вот как он за это наградил [то есть более поздними цепями и пытками Прометея] меня!»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 439 (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

 

«Прометей:
Ведь кто же, как не я, всем этим нынешним
Богам в удел назначил и почет и власть?
[то есть потому, что его совет помог им выиграть войну против Титанов.]»

 

ПРОМЕТЕЙ И РОЖДЕНИЕ АФИНЫ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 3.(6). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Когда же наступило время родов, Прометей ударил Зевса по голове топором (некоторые называют и Гефеста). Из головы выскочила в полном вооружении Афина.»

 

ПРОМЕТЕЙ И СОЗДАНИЕ ЖИВОТНЫХ И ЛЮДЕЙ

Платон. Протагор. 320d – 322a / Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. 1 /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 634-635) (греческий философ 4 в. до н. э.):

 

«Было некогда время, когда боги-то были, а смертных родов еще не было. Когда же и для них пришло предназначенное время рождения, стали боги ваять их в глубине Земли из смеси земли и огня, добавив еще и того, что соединяется с огнем и землею. Когда же вознамерились боги вывести их на свет, то приказали Прометею и Эпиметею украсить их и распределить способности, подобающие каждому роду. Эпиметей выпросил у Прометея позволение самому заняться этим распределением. «А когда распределю, – сказал он, – тогда ты посмотришь».

Уговорив его, он стал распределять [когти, мех и другие атрибуты] . . . Но был Эпиметей не очень-то мудр, и не заметил он, что полностью израсходовал все способности, а род человеческий еще ничем не украсил, и стал он недоумевать, что теперь делать. Пока он так недоумевал, приходит Прометей, чтобы проверить распределение, и видит, что все прочие животные заботливо всем снабжены, человек же наг и не обут, без ложа и без оружия, а уже наступил предназначенный день, когда следовало и человеку выйти на свет из Земли; dи вот в сомнении, какое бы найти средство помочь человеку, крадет Прометей премудрое искусство Гефеста и Афины вместе с огнем.»

[См. «Прометей и похищение огня» (ниже) для остальной части этого отрывка из Платона.]

 

Фемистий. Об умеряющем свои страсти, или о чадолюбце. (5) / Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Ораторы Греции. Автор Гаспаров М.Л./ «Художественная литература», Москва, 1985. Раздел “Вторая софистика”) (греческая басня 6-го века до н. э.):

 

«У Эзопа сказано еще, что глину, из какой Прометей вылепил человека, он замесил не на воде, а на слезах. Значит, не стоит и пытаться от них избавиться: затея это напрасная.»

 

Эзоп. Басня 535. (Источник: Басни. Жизнеописание Эзопа / Автор: Эзоп/ Перевод: Гаспаров Михаил Леонович/ Издательство: Мартин, 2019 г.):

 

«Некогда Прометей по повелению Зевса показал людям две дороги, дорогу свободы и дорогу рабства. Дорогу свободы он представил поначалу неровной, узкой, крутой и безводной, усеянной шипами и полной опасностей, к концу же — ровной и гладкой, легкопроходимой, с плодоносными рощами и обилием влаги, чтобы все страдания завершились там отдохновением. А дорогу рабства он представил поначалу ровной и гладкой, поросшей цветами, приятной на вид и полной наслаждений, к исходу же — узкой, крутой и каменистой.»

[Обратите внимание, в другом тексте Прометей заменен Тихе (Фортуна).]

 

Эзоп. Басня 517. (Источник: Федр. Бабрий. Басни/ Перевод: М. Л. Гаспарова/ Изд. АН СССР, 1962):

«Спросил другой: откуда на земле взялись
Кинеды и трибады? Объяснил Эзоп:
Однажды Прометей, создатель глиняных
Людей, столь хрупких пред судьбы ударами,
Те члены их, что стыд прикрыл одеждою,
В теченье дня отдельно изготовивши,
Чтобы затем приладить их, как следует,
Внезапно Вакхом [Дионисом] позван был на пиршество
И, переполненный обильным нектаром,
Воротился поздно, шагом неуверенным.
Тогда-то, в полусне, напутав с пьяных глаз,
Мужскому полу он приладил женские,
А женскому — мужские дал он признаки.
С тех пор извращены утехи похоти. »

 

Эзоп. 515. Прометей и люди. (Источник: Басни Эзопа / Перевод, статья и комментарии М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1968. – С. 81):

 

«Прометей по повелению Зевса вылепил из глины
людей и животных.Но увидел Зевс,что неразумных животных
получилось гораздо больше,и велел он ему часть животных уничтожить
и перелепить в людей.Тот повиновался;но получилось так,что люди,
переделанные из животных,получили облик человека,но душу под ним
сохранили зверообразную.»

 

Эзоп.247. Басня Эзопа Лев, Прометей и Слон. (Источник: Басни Эзопа / Перевод, статья и комментарии М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1968. – С. 81):

«Лев не раз жаловался Прометею: сотворил его Прометей и большим, и красивым, в пасти у него — острые зубы, на лапах — сильные когти, всех он зверей сильнее. «И все-таки, — говорил лев, — боюсь я петуха!»
Отвечал ему Прометей: «Зря ты меня винишь! Все, что мог я сделать, ты от меня получил; просто душа у тебя слишком слабая!» »

[Примечание: Эта же басня встречается у Ахилла Татия, Левкиппа и Клейтофона 2. 21.]

 

Псевдо-Аполлодор, Библиотека 1. 45 (пер. Олдрич) (греческий мифограф, второй год от Р. Х.):

«Прометей, смешав землю с водой, вылепил людей и дал им тайно от Зевса огонь. »

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 2.14.4 (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Что Арант [один из первых людей] был современником Прометея, сына Иапета, и на три человеческих поколения старше Пеласга, сына Аркада.»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 10.4.4 (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«В Панопее [в Фокисе (Фокис)] . . . [в] овраге лежат два камня; каждый такой величины, что может служить достаточным грузом для одной повозки; цвет составляющей их глины не землистый, но какой бывает в оврагах или песчаных горных потоках, запах они издают очень похожий на запах человеческой кожи. Говорят, что эти камни еще остались от той глины, из которой Прометеем был вылеплен весь человеческий род.»

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга 1.53 / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности ) (древнеримский писатель и философ 2-3 вв. н. э.):

«Коза . . . вдыхает через уши также хорошо, как и через ноздри, и имеет более острое восприятие, чем другие парнокопытные. Причину этого я назвать не могу . . . Но если коза также была животным Прометея, что было целью данного приспособления, я оставлю на его усмотрение.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 142. Пандора. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 53):

 

«Прометей, сын Иапета, первым слепил людей из глины. Потом Вулкан [Гефест (Гефест)] по приказу Юпитера [Зевса] сделал из глины изображение женщины, а Минерва [Афина] дала ей душу и каждый из прочих богов подарил по подарку. За это ее назвали Пандорой. Ее отдали в жены брату <Прометея> Эпиметею. От них родилась Пирра, которая, как говорят, была первой из смертных.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. 2. 42. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

 

«[Планеты :] Одна из них — звезда Юпитера [Зевса], именуемая Файнон. По словам Гераклида Понтийского [греческий ученый C4-й до н. э.], в те времена, когда Прометей создавал людей, он наделил его несравненной со всеми прочими телесной красотой. Когда он задумал скрыть его и не отпускать, как всех других, Купидон [Эрос] известил о том Юпитера. После чего Меркурий [Гермес], посланный к Файнону, убедил его явиться к Юпитеру и обрести бессмертие. Поэтому он был помещен среди звезд.»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга 1. 82 (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Для обитанья вода сверкающим рыбам досталась,
Суша земная зверям, а птицам — воздух подвижный.
Только одно существо, что священнее их и способней
К мысли высокой, — чтоб стать господином других, — не являлось.
И родился человек. Из сути божественной создан
Был он вселенной творцом, зачинателем лучшего мира,
Иль молодая земля, разделенная с горним эфиром
Только что, семя еще сохранила родимого неба?
Отпрыск Япета [Прометей], ее замешав речною водою,
Сделал подобье богов, которые всем управляют.
И между тем как, склонясь, остальные животные в землю
Смотрят, высокое дал он лицо человеку и прямо
В небо глядеть повелел, подымая к созвездиям очи.
Так земля, что была недавно безликой и грубой,
Преобразясь, приняла людей небылые обличья.
Первым век золотой народился, не знавший возмездий.»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга 1. 363 (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«[Девкалион (Девкалион) говорит вслух после того, как Великий потоп уничтожил все человечество:]
О, если б мог возродить я народы искусством отцовским [Прометея],
О, если б души вливать умел в изваянья из глины!»

 

Проперций. Элегии. 3.5 (Источник: Секст Проперций. Элегии. / Пер. А. И. Любжина. М.: Греко-латинский кабинет, 2004. – С. 79):

«О, как был Прометей, из глины лепя, неудачлив!
Неосмотрительно он выполнил дело свое:
Он, создавая тела, в искусстве духа не видел,
Дух же должен был стать первой заботой творца.»

 

Стаций. Фиваида. Книга восьмая.8.295. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 130):

«И оную рать Прометея [мужчин], и камни

Пирры [женщин].»

 

ПРОМЕТЕЙ И ДАР ПРЕДВИДЕНИЯ

Эсхил. Прометей прикованный. 249. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Предводительница хора:
Ни в чем ты больше не был виноват? Скажи.

Прометей:
Еще у смертных отнял дар предвиденья.

Предводительница хора:
Каким лекарством эту ты пресек болезнь?

Прометей:
Я их слепыми наделил надеждами.

Предводительница хора:
Благодеянье это, и немалое.

Прометей:
Вдобавок я же и огонь доставил им.»

[Примечание: «Я заставил слепые надежды (эльпиды) поселиться в их груди», предположительно, намекает на историю о кувшине Пандоры, проклятии, придуманном Зевсом, чтобы наказать человечество за кражу огня. Прометей, кажется, говорит, что он был тем, кто сохранил Надежду внутри кувшина, когда другие беды ускользнули. Но также сравните Платона ниже.]

 

Платон. Горгий. 523a Пер. А. Н. Егунова. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. IV /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 197) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«А при Кроне был закон, – он сохраняется у богов и до сего дня, – чтобы тот из людей, кто проживет жизнь в справедливости и благочестии, удалялся после смерти на Острова блаженных и там обитал, неизменно счастливый, вдали от всех зол, bа кто жил несправедливо и безбожно, чтобы уходил в место кары и возмездия, в темницу, которую называют Тартаром. Во времена Крона и в начале царства Зевса суд вершили живые над живыми, разбирая дело в тот самый день, когда подсудимому предстояло скончаться. Плохо выносились эти приговоры, и вот Плутон [Хайдес] и правители с Островов блаженных пришли и пожаловались Зевсу, что и в Тартар, и на их Острова являются люди, которым там не место . . . продолжает Зевс, – люди не должны больше знать дня своей смерти наперед, как теперь.d Это надо прекратить, и Прометею уже сказано, чтобы он лишил их дара предвидения.»

ПОХИЩЕНИЕ ОГНЯ & ОБУЧЕНИЕ ЛЮДЕЙ РЕМЕСЛАМ

Гесиод. Труды и дни. 42 / Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 54-55) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Скрыли великие боги от смертных источники пищи [посевы]:
Иначе каждый легко бы в течение дня наработал
Столько, что целый бы год, не трудяся, имел пропитанье.
Тотчас в дыму очага он повесил бы руль корабельный,
Стала б ненужной работа волов и выносливых мулов.
Но далеко Громовержец источники пищи запрятал,
В гневе на то, что его обманул Прометей хитроумный.
Этого ради жестокой заботой людей поразил он:
Спрятал огонь. Но опять благороднейший сын Иапета
Выкрал его для людей у всемудрого Зевса-Кронида,
В нарфекс порожний запрятав от Зевса, метателя молний.
В гневе к нему обратился Кронид, облаков собиратель:
«Сын Иапета, меж всеми искуснейший в замыслах хитрых!
Рад ты, что выкрал огонь и мой разум обманом опутал
На величайшее горе себе и людским поколеньям!
Им за огонь ниспошлю я беду. И душой веселиться
Станут они на нее и возлюбят, что гибель несет им».

Так говоря, засмеялся родитель бессмертных и смертных.
Славному отдал приказ он Гефесту как можно скорее
Землю с водою смешать, человеческий голос и силу
Внутрь заложить и обличье прелестное девы прекрасной,
Схожее с вечной богиней, придать изваянью [Пандоры] . . .
Хитрый, губительный замысел [Пандора, первая женщина, созданная богами] тот приводя в исполненье, . . .
К Эпиметею родитель велел [Гермесу] отвести. И не вспомнил
Эпиметей, как ему Прометей говорил, чтобы дара
От олимпийского Зевса не брать никогда, но обратно
Тотчас его отправлять, чтобы людям беды не случилось.
Принял он дар и тогда лишь, как зло получил, догадался.»

 

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга 6.51 / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности [http://simposium.ru/ru/node/12146] – дата обращения 31 августа 2021) (древнеримский писатель и философ 2-3 вв. н. э.):

«Говорят, что Прометей похитил огонь, и рассказ сообщает, что Зевс разгневался и обещал тем, кто даст сведения, даровать снадобье отгоняющее старость.»

 

Плутарх. О пользе врагов. / Перевод Julius (Источник: Материал взят с сайта: http://simposium.ru/node/13804):

«[Сказано, говорит Плутарх, Прометеем сатиру, который хотел поцеловать и обнять огонь, увидев его в первый раз:] Поплачешься, козёл, о бороде своей.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 107 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[Прометей:] Я в ярме беды томлюсь
Из-за того, что людям оказал почет.
В стволе нартека искру огнеродную
Тайком унес я: всех искусств учителем
Она для смертных стала и началом благ.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 7 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

 

«Твою ведь гордость, силу всех ремесл — огонь
Похитил он [Прометей] для смертных. За вину свою
Пускай теперь с богами рассчитается.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 226 – 256. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Прометей:
Но вы спросили, за какую мучит Зевс
Вину меня [Прометея]. Извольте, и о том скажу.
Едва успевши на престол родительский
Усесться, сразу должности и звания
Богам он роздал, строго между ними власть
Распределил. А человечьим племенем
Несчастным пренебрег он. Истребить людей
Хотел он даже, чтобы новый род растить.
Никто, кроме меня, тому противиться
Не стал. А я посмел. Я племя смертное
От гибели в Аиде самовольно спас.
За это и плачусь такими муками,
Что их и видеть больно — каково ж терпеть!
Жалел я смертных, только самого меня
Не пожалели. Пытка беспощадная —
Удел мой. Зевсу славы не прибавит он . . .
Предводительница хора:
Ни в чем ты больше не был виноват? Скажи.
Прометей:
Еще у смертных отнял дар предвиденья.
Предводительница хора:
Каким лекарством эту ты пресек болезнь?
Прометей:
Я их слепыми наделил надеждами.
Предводительница хора:
Благодеянье это, и немалое.
Прометей:
Вдобавок я же и огонь доставил им.
Предводительница хора:
И пламенем владеют те, чей век — как день?
Прометей:
Оно научит их искусствам всяческим.
Предводительница хора:
За эти, значит, преступленья Зевс тебя…
Прометей:
Карает и вовеки не помилует.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 611 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Прометей:
Я Прометей, который людям дал огонь.
Ио:
На благо ты явился человечеству,
За что же, бедный Прометей, страдаешь так?»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 945 и далее (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Гермес:
[Гермес упрекает Прометея:] К тебе, проныра и брюзга брюзгливейший,
Богов предатель, а людей, чей век как день,
Заступник-благодетель, огнекрад, спешу.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 441. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[После похищения огня у богов Прометей обучил человечество искусствам:]
Прометей:
Лучше вы послушайте
О бедах человеков. Ум и сметливость
Я в них, дотоле глупых, пробудить посмел.
Об этом не затем, чтоб их кольнуть, скажу,
А чтоб понять вам, как я к людям милостив.
Они глаза имели, но не видели,
Не слышали, имея уши. Теням снов
Подобны были люди, весь свой долгий век
Ни в чем не смысля. Солнечных не строили
Домов из камня, не умели плотничать,
А в подземельях, муравьями юркими,
Они без света жили, в глубине пещер.
Примет не знали верных, что зима идет,
Или весна с цветами, иль обильное
Плодами лето — разуменья не было
У них ни в чем, покуда я восходы звезд
И скрытый путь закатов не поведал им.
Премудрость чисел, из наук главнейшую,
Я для людей измыслил и сложенье букв,
Мать всех искусств, основу всякой памяти.
Я первый, кто животных приучил к ярму,
И к хомуту, и к вьюку, чтоб избавили
Они людей от самой изнурительной
Работы. А коней, послушных поводу,
Красу и блеск богатства, я в повозки впряг,
Не кто иной, как я, льняными крыльями
Суда снабдил и смело по морям погнал.
Вот сколько ухищрений для людей земных
Придумал я, злосчастный. Мне придумать бы,
Как от страданий этих самому спастись . . .

Еще не так ты удивишься, выслушав
Других искусств, открытых мною, перечень.
Важнейшее сначала. Прежде не было
Спасенья от болезней. Ни травы такой,
Ни мази, ни питья не знали смертные
И гибли без лекарства до тех пор, пока
Я всяких смесей болеутоляющих
Не указал им, чтоб любой пресечь недуг.
Я ввел разнообразные гадания
И первый распознал, какие сбудутся
Сны и какие — нет. И темных знамений,
Да и примет дорожных объяснил я смысл.
Полет когтистых птиц я людям тщательно
Растолковал: какие предвещают зло,
Какие — благо, каковы обычаи
У каждой, как враждуют меж собой они,
Как любят птицы, как летают стаями,
Какого цвета, гладкости какой богам
Угодны потроха и виды разные
И печени и желчи — все открыл я им.
Огузки в туке и огромный окорок
Я сжег, чтоб смертных труднопостижимому
Искусству вразумить, и знаков огненных
Смысл, непонятный прежде, объяснить сумел.
Вот как все было. А богатства, скрытые
В подземных недрах, — серебро и золото,
Железо, медь, — кто скажет, что не я, а он
Их обнаружил первым и на свет извлек?
Короче говоря, одну ты истину
Запомни: все искусства — Прометеев дар.»

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. Эсхил. Прометей-огневозжигатель. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 272-273) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

«[Прометей, похитив с неба огонь, в стволе нарфека приносит его хору сатиров. Ср. выше № 11а.]

47 (187a). [Прометей предостерегает сатира]

Поберегись, не приближайся к светочу
Устами: он смертельной дышит горечью!

48 (207). [Предостерегает другого]

Поплачешься, козел, о бороде своей!

49? (288). [Сатир признается (выражение, ставшее пословицей)]

Боюсь, как мотылек, сгореть по глупости.

50 (205). [Для обжегшегося сатира]

Бинты льняные и льняные пластыри!»

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. Прометей освобождаемый. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 272-273) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

«[Благодеяния Прометея людям]

Ослиный род, и конский род, и бычий род
Дав в рабство им для облегченья тягостей…»

 

Вергилий. Георгики. Книга 6. 41. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 65) (римский поэт 1 в. до н. э.):

 

«Вот о кам­нях он [Орфей] Пир­ры поет, о цар­стве Сатур­на [Кроноса]
И о кав­каз­ских орлах, о хище­нье поет Про­ме­тея».

 

Платон. Филеб 16c / Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. II /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 204) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Сократ. Божественный дар, как кажется мне, был брошен людям богами с помощью некоего Прометен вместе с ярчайшим огнем»

 

Платон. Протагор 321c – 322a / Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. II /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 204) (греческий философ 4 в. до н. э.):

 

«Приходит Прометей, чтобы проверить распределение [даров животным и людям], и видит, что все прочие животные заботливо всем снабжены, человек же наг и не обут, без ложа и без оружия, а уже наступил предназначенный день, когда следовало и человеку выйти на свет из Земли; и вот в сомнении, какое бы найти средство помочь человеку, крадет Прометей премудрое искусство Гефеста и Афины вместе с огнем, потому что без огня никто не мог бы им владеть или пользоваться. В том и состоит дар Прометея человеку. Так люди овладели уменьем поддерживать свое существование, но им еще не хватало уменья жить обществом – этим владел Зевс, – а войти в обитель Зевса, в его верхний град, Прометею было нельзя, да и страшна была стража Зевса. Прометею удалось проникнуть украдкой только в общую мастерскую Гефеста и Афины, где они предавались своим искусным занятиям. Украв у Гефеста уменье обращаться с огнем, а у Афины – ее уменье, Прометей дал их человеку для его благополучия, самого же Прометея после постигло из-за Эпиметея возмездие за кражу, как говорят сказания.

С тех пор как человек стал причастен божественному уделу [то есть искусствам, первоначально предназначенным только для богов], только он один из всех живых существ благодаря своему родству с богом начал признавать богов и принялся воздвигать им алтари и кумиры; затем вскоре стал членораздельно говорить и искусно давать всему названия, а также изобрел жилища, одежду, обувь, постели и добыл пропитание из почвы. »

[Первую часть этого отрывка из Платона см. в разделе «Прометей и сотворение человека» (выше).]

 

Платон. Протагор 269a – 276a / Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. II /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 204) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«[Платон использует миф о Прометее в философской дискуссии:]

Чужеземец. Да и о царстве Кроноса мы слышали от многих . . . А как насчет того, что вначале люди были порождены землей, а вовсе не другими людьми?

Сократ мл. Это сказание тоже принадлежит к древнейшим . . .

Чужеземец. В царствование Кроноса . . . зато они в изобилии получали плоды . . . произраставших . . . как добровольный дар земли . . . Бог сам пестовал их и ими руководил, подобно тому как сейчас люди, будучи существами, более прочих причастными божественному началу, пасут другие, низшие породы . . .
[Но в последующее царствование Зевса] Итак, когда принявший нас в свои руки и пестовавший нас даймон [Кронос] прекратил свои заботы, многие животные, по природе своей свирепые, одичали и стали хватать людей, cсделавшихся слабыми и беспомощными; вдобавок первое время люди не владели еще искусствами, естественного питания уже не хватало, а добыть они его не умели, ибо раньше их к этому не побуждала необходимость. Все это ввергло их в великое затруднение. Потому-то, согласно древнему преданию, от богов нам были дарованы вместе с необходимыми поучениями и наставлениями: огонь – Прометеем, искусства – Гефестом и его помощницей по ремеслу [Афиной], семена и растения – другими богами [т. е. Деметрой и Дионисом]. И все, что устрояет и упорядочивает человеческую жизнь, родилось из этого: ибо, когда прекратилась, как было сказано, забота богов о людях, им пришлось самим думать о своем образе жизни и заботиться о себе.»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. 1.7(1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 5) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Прометей, смешав землю с водой, вылепил людей и дал им тайно от Зевса огонь, скрыв его в полом стебле тростника. Когда Зевс узнал об этом, он приказал Гефесту пригвоздить тело Прометея к Кавказскому хребту.»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. 5. 67. 2. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«[Диодор рационализирует миф о Прометее:] Прометей, о котором некоторые мифографы рассказывают, будто он похитил у богов и передал людям огонь, тогда как в действительности изобрел «огневые палочки», от которых [при трении] загорается огонь.»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. 4.15.2. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Прометея, который передал людям огонь, Зевс заковал в цепи.»

 

Клавдий Элиан. О мире животных. 6. 51 / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности — дата обращения 13 июля 2021):

«И это обязывает меня повторить историю, (которую я знаю по рассказам) относительно этого существа [гадюке], что бы не показалось, что я не знаю о ней. Говорят, что Прометей похитил огонь, и рассказ сообщает, что Зевс разгневался и обещал тем, кто даст сведения, даровать снадобье отгоняющее старость. И вот они взяли снадобье, о котором я говорил, и погрузили на осла. Осёл шёл с ношей на спине; дело было летом, и осёл притопал к источнику, желая напиться. И вот змея, которая охраняла родник, заставляла его уйти, и тогда измученный осёл отдал в качестве платы чашу того зелья, которое он перевозил. И таким образом произошёл обмен дарами: осёл получил воду, а змея напиток, сбрасывающий старость, получив кроме того, как сообщает история, жажду осла.
Ну, и что? Разве я придумал легенду? Я буду это отрицать, ибо до меня это отмечал Софокл, трагический поэт [5-й год до н. э.], и Динолох [5-й год до н. э.], соперник Эпихарма, и Ивик из Регия, и комические поэты Аристей и Аполлофан.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 144. Прометей. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 242):

«Люди прежде просили огонь у бессмертных и не умели долго сохранять его. Потом Прометей принес его в стебле фенхеля на землю и показал людям, как сохранять его, засыпав золой. За это Меркурий [Гермес] по приказу Юпитера [Зевса] приковал его железными гвоздями к утесу на горе Кавказ.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 15. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«Когда Юпитер [Зевс] узнал правду [про то, что Прометей обманом лишил его лучшей части жертвоприношения], он воспылал гневом и отнял у смертных огонь, чтобы благоволение Прометея они не ставили выше могущества богов, и чтобы людям не было никакой пользы от мяса, которое они не в состоянии были приготовить. Прометей же, кознодействуя по своему обыкновению, замыслил вернуть людям отобранный у них огонь, самолично проявив о том заботу. Поэтому, когда рядом никого не было, он приблизился к огню Юпитера, убавил его и заключил в полую ветвь. Ликуя от радости, так что он, казалось, скорее летит, а не бежит, Прометей размахивал веткой, чтобы дым не загасил заключенный в ее внутренней части огонь. Вот почему до сих пор люди, несущие радостные вести, всегда стремятся сообщить о них как можно быстрее. Также было установлено, чтобы в качестве одного из видов состязаний на играх бегуны, по примеру Прометея, бежали, размахивая факелами.

Тем временем и Юпитер, чтобы не оставить смертных без своей милости, подарил им женщину, изготовленную Вулканом [Гефестом] и наделенную всеми дарами по милости богов. Поэтому ее назвали Пандора. Прометея же он приковал в Скифии железной цепью к горе, именуемой Кавказ. Прометей был прикован к ней около тридцати тысяч лет.»

 

Плиний Старший. Естественая история. 7. 198 (Перевод с латинского Б. А. Старостина). (Источник: Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология». Ижевск: вып. 3 (§§57—119) (римская энциклопедия 1 в. н. э.):

«[Об изобретениях:] . . . и его (огонь) тщательно сохранил Прометей в полом тростнике.»

 

Сенека. Медея. 820 и далее. (Источник: Луций Анней Сенека. Медея / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 14-15) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«[Ведьма Медея использует различные сказочные ингредиенты в заклинании для создания магического огня:] огонь,
Который теперь, таясь до поры,
В желтом золоте [она берет шкатулку] скрыт. Мне его Прометей,
Утробой своей искупивший вину,
Подарил, научив, как силу его
Искусно скрывать.»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса.7. 58 и далее (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. ???) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Айон, Отец Время, обращается к Зевсу:] Сам Прометей, всезаступник
Рода людского в несчастьях, повинен в причине сих бедствий.
Лучше б вместо истока бед, огня, он похитил
С неба сладостный нектар, что радует сердце Блаженных,
В дар принеся человекам, чтоб горести жизни рассеять
Это питье, чтоб заботы избыть, одолевшие землю!»

ПРОМЕТЕЙ & ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

Гесиод. Теогония.511 и далее (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 31-32) (греческая трагедия 5 в. до н. э.)

«А Прометея, на выдумки хитрого, к средней колонне
В тяжких и крепких оковах Кронид привязал Громовержец [Зевс]
И длиннокрылого выслал орла: бессмертную печень
Он пожирал у титана, но за ночь она вырастала
Ровно настолько же, сколько орел пожирал ее за день.
Сыном могучим Алкмены прекраснолодыжной, Гераклом,
Был тот орел умерщвлен, а сын Иапета избавлен
От жесточайших страданий и тяжко-мучительной скорби —
Не против воли высокоцарящего Зевса-Кронида:
Ибо желалось Крониду, чтоб сделалась слава Геракла
Фиворожденного больше еще на земле, чем дотоле;

Честью великой решив отличить знаменитого сына,
Гнев прекратил он, который дотоле питал к Прометею
Из-за того, что тягался он в мудрости с Зевсом могучим.
Ибо в то время, как боги с людьми препирались в Меконе,
Тушу большого быка Прометей многохитрый разрезал
И разложил на земле, обмануть домогаясь Кронида.
Жирные в кучу одну потроха отложил он и мясо,
Шкурою все обернув и покрывши бычачьим желудком,
Белые ж кости собрал он злокозненно в кучу другую
И, разместивши искусно, покрыл ослепительным жиром.
Тут обратился к титану родитель бессмертных и смертных:
«Сын Иапета, меж всеми владыками самый отличный!
Очень неровно, мой милый, на части быка поделил ты!»

Так насмехался Кронид, многосведущий в знаниях вечных.
И, возражая, ответил ему Прометей хитроумный,
Мягко смеясь, но коварных повадок своих не забывши:
«Зевс, величайший из вечноживущих богов и славнейший!
Выбери то для себя, что в груди тебе дух твой укажет!»

Так он сказал. Но Кронид, многосведущий в знаниях вечных,
Сразу узнал, догадался о хитрости. Злое замыслил
Против людей он и замысел этот исполнить решился.
Правой и левой рукою блистающий жир приподнял он —
И рассердился душою, и гнев ворвался ему в сердце,
Как увидал он искусно прикрытые кости бычачьи.
С этой поры поколенья людские во славу бессмертных
На алтарях благовонных лишь белые кости сжигают.
В гневе сказал Прометею Кронид, облаков собиратель:
«Сын Иапета, меж всех наиболе на выдумки хитрый!
Козней коварных своих, мой любезный, еще не забыл ты!»

Так говорил ему Зевс, многосведущий в знаниях вечных.
В сердце великом навеки обман совершённый запомнив,
Силы огня неустанной решил ни за что не давать он
Людям ничтожным, которые здесь на земле обитают.
Но обманул его вновь благороднейший сын Иапета:
Неутомимый огонь он украл, издалека заметный,
Спрятавши в нарфексе полом. И Зевсу, гремящему в высях,
Дух уязвил тем глубоко. Разгневался милым он сердцем,
Как увидал у людей свой огонь, издалека заметный.
Чтоб отплатить за него, изобрел для людей он несчастье:
Тотчас слепил из земли знаменитый Хромец обеногий [Гефест],
Зевсов приказ исполняя, подобие девы стыдливой . . .
Не обойдет, не обманет никто многомудрого Зевса!
Сам Иапетионид Прометей, благодетель великий,
Тяжкого гнева его не избег. Как разумен он ни был,
Все же хотел не хотел — а попал в неразрывные узы.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 482. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[После кражи огня у богов Прометей обучил человека искусствам, в том числе чтению знаков жертвоприношения:] «Я ввел разнообразные гадания . . .
Какого цвета, гладкости какой богам
Угодны [жертвенного животного] потроха и виды разные
И печени и желчи — все открыл я им.
Огузки в туке и огромный окорок
Я сжег, чтоб смертных труднопостижимому
Искусству вразумить, и знаков огненных
Смысл, непонятный прежде, объяснить сумел.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 15. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«В древности, когда люди с великим благоговением совершали жертвоприношения бессмертным богам, они обычно бросали в священное пламя все жертвенное животное целиком. И вот, когда вследствие больших трат бедняки не могли приносить жертвы, Прометей, который, как считают, благодаря удивительной остроте ума создал людей, добился, говорят, у Юпитера [Зевса] позволения, чтобы часть жертвенного животного люди бросали в огонь, а другую часть использовали для своего пропитания. Впоследствии он укрепил этот обычай. После того как Прометей легко добился этого у бога, который поступил без корысти, не как человек, он самолично принес в жертву двух быков. Сперва он возложил на алтарь их печень, а все мясо, оставшееся от двух туш, сложил в одно место и покрыл бычьей шкурой. Все имеющиеся кости Прометей покрыл второй шкурой и, поместив ее на виду, предоставил Юпитеру [Зевсу] возможность выбрать ту из них, какую он пожелает. Юпитер же не проявил божественного разумения и не предвидел все наперед, как подобало бы божеству, но (раз уж мы решились довериться сказаниям) был обманут Прометеем и, считая, что под каждой шкурой находится бычья туша, выбрал кости в качестве причитающейся ему половины. Поэтому во время торжественных обрядов и жертвоприношений, после того как люди съедали мясо жертвенных животных, оставшиеся кости, принадлежавшие богам, они сжигали в том же самом огне.

Но вернемся к начатому рассказу. Когда Юпитер [Зевс] узнал правду, он воспылал гневом и отнял у смертных огонь, чтобы благоволение Прометея они не ставили выше могущества богов, и чтобы людям не было никакой пользы от мяса, которое они не в состоянии были приготовить.»

ЦЕПИ, МУЧЕНИЯ & ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРОМЕТЕЯ

Гесиод. Теогония. 521 и далее. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 31-32) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«А Прометея, на выдумки хитрого, к средней колонне
В тяжких и крепких оковах Кронид привязал [Зевс] Громовержец
И длиннокрылого выслал орла: бессмертную печень
Он пожирал у титана, но за ночь она вырастала
Ровно настолько же, сколько орел пожирал ее за день.
Сыном могучим Алкмены прекраснолодыжной, Гераклом,
Был тот орел умерщвлен, а сын Иапета избавлен
От жесточайших страданий и тяжко-мучительной скорби —
Не против воли высокоцарящего Зевса-Кронида:
Ибо желалось Крониду, чтоб сделалась слава Геракла
Фиворожденного больше еще на земле, чем дотоле;
Честью великой решив отличить знаменитого сына,
Гнев прекратил он, который дотоле питал к Прометею
Из-за того, что тягался он в мудрости с Зевсом могучим . . .
Не обойдет, не обманет никто многомудрого Зевса!
Сам Иапетионид Прометей, благодетель великий,
Тяжкого гнева его не избег. Как разумен он ни был,
Все же хотел не хотел — а попал в неразрывные узы.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 1 – 122. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[Входят Кратос (Кратус, Власть), Биа (Сила) и Гефест, приводя с собой плененного Прометея.]
Власть:
Ну, вот мы и на месте, у конца земли,
В безлюдном скифском, дальнем и глухом краю.
Пора, Гефест, исполнить, что наказано
Тебе отцом [Зевсом], и святотатца этого [Титана Прометея]
К скалистым здешним кручам крепко-накрепко
Железными цепями приковать навек.
Твою ведь гордость, силу всех ремесл — огонь
Похитил он для смертных. За вину свою
Пускай теперь с богами рассчитается,
Чтоб наконец признал главенство Зевсово
И чтоб зарекся дерзостно людей любить.

Гефест:
Вы, Власть и Сила, все, что поручил вам Зевс,
Уже свершили, ваше дело сделано.
А я — ужель я бога, мне подобного,
К суровым этим скалам приковать решусь?
Увы, решусь. Ведь нет другого выхода:
Всего опасней словом пренебречь отца.
Фемиды мудрой сын высокомыслящий,
Я против воли и твоей и собственной
Тебя цепями к голой прикую скале,
Где голосов не слышно человеческих
И лиц людских не видно. Солнце жгучее
Тебе иссушит тело. Будешь ночи рад,
Что звездным платьем жаркий закрывает свет.
И солнцу, что ночную топит изморозь.
Не будет часа, чтобы мукой новою
Ты не томился. Нет тебе спасителя.
Вот человеколюбья твоего плоды.
Что ж, поделом, ты бог, но гнева божьего
Ты не боялся, а безмерно смертных чтил.
И потому на камне этом горестном,
Коленей не сгибая, не смыкая глаз,
Даль оглашая воплями напрасными,
Висеть ты будешь вечно: непреклонен Зевс.
Всегда суровы новые правители.

Власть:
Что медлишь и зачем ты богу этому,
Врагу богов, беззлобно соболезнуешь?
Ведь он же отдал смертным и твои права.

Гефест:
Родство и дружбу не могу не чтить, пойми . . .

Власть:
Поторопись же приковать преступника,
Чтоб не увидел вдруг отец [Зевс], как медлишь ты.

Гефест:
Гляди-ка, вот и кольца приготовлены.

Власть:
Надень ему их на руки и молотом
К скале прибей покрепче, не жалея сил.

Гефест:
Я не сижу, и дело, видишь, движется.

Власть:
Сожми потуже, чтоб зазоров не было,
А то искать лазейки не его учить.

Гефест:
Ну, этою рукой не шевельнуть ему.

Власть:
Так закрепи ж и эту, чтобы помнил впредь,
Что, как он ни искусен, Зевс искуснее.

Гефест:
Лишь Прометей и вправе побранить мой труд.

Власть:
Теперь шипом железным и безжалостным
Ему с размаху, с силой грудь насквозь проткни.

Гефест:
Ах, Прометей, я плачу о беде твоей!

Власть:
Опять жалеешь Зевсовых ты недругов
И стонешь? Не пришлось бы пожалеть себя.

Гефест:
Глаза боятся видеть то, что видишь ты.

Власть:
Я вижу лишь возмездье справедливое.
Теперь кольцом железным охвати бока!

Гефест:
Не нужно понуканий. Все я сделаю.

Власть:
Нет, понукать я буду и покрикивать.
Спустись теперь и скуй покрепче голени.

Гефест:
Покончено и с этим. Был недолог труд.

Власть:
Теперь покрепче гвозди вбей в отверстия.
Работу будет строгий принимать судья.

Гефест:
Слова твои ужасны, как и облик твой.

Власть:
Изволь, будь мягок сам. Но не брани меня
За мой суровый, твердый и жестокий нрав.

Гефест:
Уйдем! Железом тело сплошь опутано.

[Уходит.]

Власть(Прометею):
Вот здесь теперь и буйствуй, и права богов
Букашкам однодневным отдавай. Но кто
Из смертных сможет муки прекратить твои?
Нет, имя прозорливца незаслуженно
Дано тебе богами: как избавишься
От этих пут надежных, предскажи пойди!

[Уходят Кратос (Власть) и Биа (Сила).]

Прометей:
О свод небес, о ветры быстрокрылые,
О рек потоки, о несметных волн морских
Веселый рокот, и земля, что все родит,
И солнца круг, всевидец, — я взываю к вам:
Глядите все, что боги богу сделали!
Глядите, какую меня обрекли
Муку терпеть тысячи лет,
Вечную вечность!
Эту позорную казнь изобрел
Блаженных богов новоявленный вождь [Зевс].
От боли кричу, которой сейчас
Казнюсь, и от той, что завтра придет.
Мученью конца я не вижу.
Напрасен ропот! Все, что предстоит снести,
Мне хорошо известно. Неожиданной
Не будет боли. С величайшей легкостью
Принять я должен жребий свой. Ведь знаю же,
Что нет сильнее силы, чем всевластный рок.
Но ни молчать, ни говорить об участи
Своей нельзя мне. Я в ярме беды томлюсь
Из-за того, что людям оказал почет.
В стволе нартека искру огнеродную
Тайком унес я: всех искусств учителем
Она для смертных стала и началом благ.
И вот в цепях, без крова, опозоренный,
За это преступленье отбываю казнь . . .
Глядите, вот я, скованный, несчастный бог.
Да, я ненавистен и Зевсу, и всем
Богам, что при Зевсовом служат дворе.
Они ненавидят меня потому,
Что меры не знал я, смертных любя.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 115 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Прометей:
Но что я слышу!
И шорох какой-то, и ветром пахнуло.
То боги, или люди, или, может быть,
Те и другие к утесам далеким
Пришли, чтоб казнь увидеть? Для чего ж еще?
Глядите, вот я, скованный, несчастный бог.
Да, я ненавистен и Зевсу, и всем
Богам, что при Зевсовом служат дворе.
Они ненавидят меня потому,
Что меры не знал я, смертных любя.
О, горе, что слышу? Не стая ли птиц
Шумит надо мною? От рокота крыл,
От мерного шелеста воздух дрожит.
Что б ни было это, мне страшно.
[т. е. ему кажется, что он слышит приближение Орла, посланного Зевсом, чтобы полакомиться его печенью]

[Со стороны моря, в крылатой колеснице, появляется хор Океанид.]

Хор [Океанид]:
Ободрись! Не бойся!
Ведь с любовью наша стая
Взапуски, на крыльях быстрых,
К этой скале прилетела. Отец [Океанос (Океан)]
Просьбам дочерним внял.
Гнали меня легкие ветры.
Грохот железа проник и в глубь
Наших пещер, и, скромность забыв, босиком
Я в колеснице крылатой сюда метнулась.

Прометей:
Увы, увы!
Дети лона Тефии, которых она
Родила Океану, что воду струит,
Извиваясь, и землю потоком своим
Омывает бессонно!
Поглядите, какими цепями меня
Приковали к скале
И какую, обрыва отвесного страж,
Незавидную службу несу я!

Хор [Океанид]:
Прометей, я вижу.
Пеленой тумана слезы
Мне окутывают очи:
Горько глядеть мне, как тело твое
Сохнет в цепях стальных,
К камню прикованное позорно.
В новых сегодня руках Олимп,
Правит на нем, законов не ведая, Зевс.
Те, что великими слыли, ничтожны стали.

Прометей:
Пускай бы меня под землю, в Аид
Упрятал он, в Тартар [как и другие Титаны] низвергнул глухой,
Пускай бы в темницу бросил меня,
Где мертвые мраком сокрыты!
Тогда б никого, ни богов, ни людей,
Потешить страданье мое не могло.
Ведь я на потеху заклятым врагам
Игралищем ветров повешен!»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 168 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[Прикованный Прометей предсказывает свое освобождение:]
Прометей:
Но время придет, и правитель богов [Зевс]
Попросит меня указать и раскрыть
Тот заговор новый, который его
Державы лишит и престола [то есть секрет того, какая богиня родит сына, чтобы свергнуть Зевса] . . .
Но время придет —
Согнется и он [Зевс].
Смягчится, уступит. Заставит нужда.
Уймет он тогда безумный свой гнев
И сам поспешит, союзник и друг,
Ко мне — союзнику-другу.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 257 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Предводительница хора:
За эти, значит, преступленья [за кражу огня] Зевс тебя…

Прометей:
Карает и вовеки не помилует.

Предводительница хора:
Ужель мученью этому и срока нет?

Прометей:
Один лишь срок: покуда не смягчится Зевс.

Предводительница хора:
Надеешься — смягчится? . . .

Прометей:
Но я ведь это все и раньше знал.
О да, о да, прекрасно знал, что делаю,
И, людям помогая, сам на пытку шел.
Не думал, правда, что такая выпадет
Мне пытка — чахнуть на утесе каменном,
Над пропастью повиснув, средь пустынных скал.
Но не тужите о моих сегодняшних
Невзгодах, а спуститесь и о будущих
Услышьте судьбах, чтобы всё, как есть, узнать.
Молю, молю вас, будьте сострадательны,
Беду чужую видя. Ведь без устали
Кочует злополучье от одних к другим.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 309 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[Титан Океанос (Океан) посещает Прометея, чтобы выразить свое сочувствие:]
Океан:
Да, Прометей, я вижу, и совет благой
Тебе я дал бы, хоть и сам ты опытен.
С собою справься и повадку новую
Усвой. Ведь новый нынче над богами царь.
Не нужно больше злобные и резкие
Бросать слова: их Зевс, хоть высоко сидит,
Услышать может, и тогда покажется
Тебе забавой нынешняя боль твоя.
Так не упорствуй в гневе, бедный мученик,
А постарайся выход из беды найти.
Сочтешь, возможно, речь мою ты старческой,
Но сам ведь видишь, Прометей, как дорого
Приходится за дерзкий свой язык платить.
А ты все не смирился, все упорствуешь.
Зачем? Чтоб к прежней новую прибавить боль?
Послушайся совета моего, не лезь
Ты на рожон упрямо. Сам же видишь ведь:
У власти непреклонный и жестокий царь.
Я удаляюсь. Коль смогу, попробую
Тебя избавить от твоих ужасных мук.
А ты молчи, ты вольных не веди речей.
Тебе ль, такому мудрецу, не ведомо,
Что бит бывает всякий, кто болтать горазд?

Прометей:
Сухим ты вышел из воды, — завидую, —
Хоть в стороне и не был от моих затей.
Но успокойся, хлопоты оставь теперь.
Его [Зевса] ты не упросишь. Он ведь к просьбам глух.
Будь осторожен, сам не попади в беду.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 399 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):
«Хор [Океанид]:
О жребии горьком твоем скорблю, Прометей.
Слезы бегут из глаз
И катятся по щекам
Печальным потоком.
Зевс владычествует грозно,
По своим законам правит,
Свысока копьем всевластным
Он отжившим грозит богам.
Она о твоей
Славе скорбит былой,
О кровниках о твоих [ брате Атласе],
Могучих когда-то.
Все, чей дом в краях соседних
Азии, страны священной,
О твоей тоскуют доле,
Соболезнуют, верь, тебе . . .
Шумит, ревет морской прибой…
… сшибаясь, гремят валы,
Черные недра гудят Аида [Хайдов]
И стонут потоки рек священных
От состраданья.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 511 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Прометей:
Еще не хочет Мойра всевершащая
Исполнить это. Только после тысяч мук
И после тысяч пыток плен мой кончится . . .

[т. е. Зевс не смягчится и не освободит Прометея преждевременно]

Предводительница хора:
Что, кроме вечной власти, суждено ему? . . .

Прометей:
К другому лучше перейди. Об этом речь
Вести еще не время. Чем уклончивей
Отвечу я, тем лучше. Лишь молчанием
От плена, от позора и от мук спасусь.»

[То есть Зевс будет вынужден освободить Прометея в обмен на знание тайного пророчества, раскрывающего, что богине суждено родить сына, более великого, чем его отец — ребенка, который, если бы был зачат Зевсом, угрожал бы его трону.]

 

Эсхил. Прометей прикованный. 545 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Хор [Припев к Прометею]:
Кто ж за услугу заплатит, скажи, откуда, скажи мне, милый,

[то есть Прометей страдает за свои дары человечеству, но человечество ничего не может сделать, чтобы помочь ему в его тяжелом положении.]

Помощи ждать? От тех ли, чей век как день [от людей]?
Ты ли не видел, как слеп и бессилен
Род человеческий, немощью, словно сном,
Скованный? Нет, во веки веков не сможет
Воля людей нарушить законы Зевса.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 612 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Прометей:
Я Прометей, который людям дал огонь . . .

Ио:
Кто к этому утесу приковал тебя?

Прометей:
Рука — Гефеста, а решенье — Зевсово.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 753 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):
«Прометей:
Мои мученья ты едва ли б вынесла:
Ведь смерть и та судьбой мне не дарована,
А смерть освободила бы меня от мук.
Увы, конца терзаний не приходится
Мне ждать, покуда власти не лишится Зевс.

Ио:
Возможно ль, что лишится Зевс владычества? . . .

Ио:
Но кто отнимет у него [Зевса] державный жезл?

Прометей:
Сам и отнимет безрассудным замыслом.

Ио:
Каким? Скажи мне, если не опасно знать.

Прометей:
Он вступит в брак, и в этом он раскается.

Ио:
С богиней или смертной — если тайны нет?

Прометей:
Не все ль едино? Это разглашать нельзя.

Ио:
Его жена с престола свергнет, может быть?

Прометей:
Сын у нее родится посильней отца.

Ио:
И Зевс никак от этой не уйдет судьбы?

Прометей:
Если свободу мне не возвратят, то нет.

Ио:
Кто ж против воли Зевса это сделает?

Прометей:
Он из твоих потомков [т. е. Геракл], избавитель мой.

Ио:
Что говоришь ты? Отпрыск мой спасет тебя?

Прометей:
Да, в третьем поколенье от десятого.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 869 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Но семя [Ио] это даст того отважного
Стрелка из лука [Геракла], что меня [Прометея] от мук моих
Избавит. Вот что мать давнорожденная
Фемида-Титанида предсказала мне.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 907 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):
«Прометей:
При всем своем тщеславье даже Зевс еще
Научится смиренью. Он готовится
К такой женитьбе [то есть союз с богиней Фетидой], что во мрак безвестности

Его с престола сбросит [поскольку этой богине суждено родить сына, более великого, чем его отец]. Тут и сбудется
Проклятье Крона полностью, которое,
С престолом расставаясь, произнес отец.
Как этих бед избегнуть, из богов никто
Сказать не может Зевсу. Только я бы мог.
Я знаю — как. Пускай же он упорствует,
Кичась громами в небесах и пламенем
Пылающие стрелы с высоты меча.
Все это не поможет: от бесславного
И страшного паденья не спасется Зевс:
Непобедимо сильного противника,
Врага на диво сам себе готовит он.
Противник этот пламя жарче молнии
Придумает и грохот посильней, чем гром,
Трезубец Посейдона, что земную твердь
Трепал, как лихорадка, в море бросит он,
И Зевсу будет худо, и узнает Зевс,
Как непохоже рабство на владычество.

Предводительница хора:
Отводишь душу, Зевса проклиная всласть.

Прометей:
О том твержу, что будет и чего хочу.

Предводительница хора:
Неужто сладить с Зевсом сможет кто-нибудь?

Прометей:
Ему грозят мученья тяжелей моих.

Предводительница хора:
Не страшно ли такие говорить слова?

Прометей:
Чего бояться? Смерть не угрожает мне.

Предводительница хора:
А вдруг еще больнее мучить вздумает?

Прометей:
Пускай больнее. Я ведь ко всему готов.

Предводительница хора:
Тот мудр, кто Немезиду чтит безропотно.

Прометей:
Робей пред всякой властью, льсти, заискивай,
А мне до Зевса дела никакого нет.
Пусть правит как угодно в свой короткий срок,
Ему недолго над богами властвовать.»

 

Эсхил. Прометей прикованный. 944 – 1090. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 239) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«[Входит Гермес с посланием от Зевса для прикованного титана Прометея.]
Гермес:
К тебе, проныра и брюзга брюзгливейший . . .
спешу.
Отец [Зевс] велит о браке том, которым ты [Прометей]
Здесь похвалялся, браке, что владычества
Его лишит, поведать не намеками,
А ясно и подробно, чтобы мне сюда
Не возвращаться, Прометей. Уступчивей
От этого, ты знаешь, ведь не станет Зевс . . .

Прометей:
Ни на один вопрос твой не отвечу я . . .
Ни хитрости, ни пытки нет, которыми
Меня склонить удастся к откровенности,
Пока с меня он мерзких не сорвет цепей.
Пускай он мечет огненные молнии,
Пусть белокрылым снегом сыплет, громы пусть
На Землю рушит, все перевернет вверх дном —
Ничем он не добьется, чтобы выдал я,
Кто тот, который у него отнимет власть.

Гермес:
Какая польза в том тебе, подумал ты?

Прометей:
Все взвешено давно уж и продумано.

Гермес:
Пора, глупец, пора же наконец тебе
Разумно, трезво на свою беду взглянуть.

Прометей:
В ушах твоя навязла речь, как моря шум.
Не смей и думать, что решенья Зевсова
По-женски устрашусь я и, как женщина,
Заламывая руки, ненавистного
Просить начну тирана, чтоб от этих пут
Меня освободил он. Не дождется, нет!

Гермес:
Я много говорил, но, видно, попусту.
Не тронешь никакими увещаньями
Твоей души . . .
Совет мой отвергая, ты представь себе,
Какая буря и лавина бед каких
Неотвратимо грянет. Ведь сперва отец
Утес вот этот огнекрылой молнией
И громом раздробит и под обломками
Твое схоронит тело, навалив камней.
Когда же время истечет огромное,
Ты выйдешь на́ свет. И крылатый Зевсов пес,
Орел, от крови красный, будет с жадностью
Лоскутья тела твоего, за кусом кус,
Терзать и рвать и клювом в печень черную
Впиваться каждодневно, злой, незваный гость.
Конца страданьям этим до тех пор не жди,
Покуда некий бог великих мук твоих
Преемником не станет, в недра Тартара
И в мрак Аида черный пожелав уйти.
Вот и решайся. Это не хвастливые
Угрозы, нет, а твердое условие.
Лгать не умеет Зевс, и что́ уста его
Произнесли, свершится. Так размысли же,
Раскинь умом. Не думай, что упрямый нрав
Достойнее и лучше осторожного.

Предводительница хора:
Мне речь Гермеса, право же, не кажется
Нелепой: призывает не упрямиться
И защищает осторожность мудрую.
Послушайся! Ведь промах мудреца срамит.

Прометей:
Я знал наперед, о чем возвестит
Мне этот гонец. Но муки терпеть
Врагу от врага — совсем не позор.
Змеей расщепленной молния пусть
Метнется на грудь мне, пусть воздух дрожит
От грома, от бешенства бури, пускай
Земля содрогнется до самых глубин,
До самых корней под ветром тугим!
Пусть море, бушуя, взъярит валы
И хлынет на тропы небесных звезд.
Пускай в преисподнюю, в Тартар пусть
Во мрак непроглядный тело мое
Безжалостным вихрем швырнет судьба —
Убить меня все же не смогут!

Гермес:
Безумную речь услышали мы,
Рассудка туманного странный язык.
С ума он сошел. Его похвальба
Похожа на бред. Он болен душой!
А вы, о печальницы, горю его
Сочувствия полные, вы теперь
Из этих недобрых уйдите мест
Быстрее, не то оглушит вас удар
Небесного грозного грома.

Хор:
Другой нам какой-нибудь дай совет,
Мы примем его. А эти слова
Не к месту. Несносна такая речь.
Как смеешь ты низости нас учить?
Что вытерпеть должно, вытерпим с ним.
Предателей мы ненавидим, и нет
Порока для нас
Гнусней и мерзей вероломства.

Гермес:
Что ж, помните, загодя вас остерег,
И, роком настигнутые, судьбу
Уже не кляните. Сказать, что Зевс
Нежданно обрушит на вас удар,
Теперь вы не вправе. О нет, себя
Вы губите сами, зная, на что
Идете. Беды безысходна сеть.
Но вас не манили в нее тайком.
Запутало вас безумье.

[Гермес удаляется.]

[Раздается гром и подземный грохот.]

Прометей:
Уже дела пошли, не слова.
Земля закачалась,
Гром грохочет, в глубинах ее глухим
Отголоском рыча. Сверкают огнем
Волны молний. Вихри взметают пыль
К небу. Ветер на ветер идет стеной,
И сшибаются, встретившись, и кружат,
И друг другу навстречу, наперерез
Вновь несутся. И с морем слился эфир.
Это явно Зевса рука меня
Буйной силой силится запугать.
О святая матерь, о всех и вся
Заливающий светом небес эфир,
Без вины страдаю — глядите!»

 

Арриан. Объезд Эвксинского Понта. 29 (19 H). (Источник: Вестник древней истории, № 1, 1948 г. (с. 265—275), в «Известиях древних писателей о Скифии и Кавказе» В. В. Латышева», с. 391—401. Перевод П. И. Прозорова) (Греческий историк. 95—175 гг. н. э.):

«[Титаны обращаются к своему племяннику Прометею:]
Пришли мы, Прометей, взглянуть на бедствия
Твои и на страданья от оков.»

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 107. Прометей освобождаемый. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 272-273) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

[Этот отрывок сохранился в латинском переводе Цицерона («Тускуланские беседы», II, 10, 23-25), отсюда – латинские имена богов.]

«[Прометей обращается к своим дядям-титанам:]
Титанов племя! О мои сокровники!
Урана дети! Видите: к скале крутой
Прикован! Бурной полночи страшась, моряк
Среди зыбей причаливает утлый челн
В безлюдье диком. Так же пригвоздил меня
В пустыне Зевс. А руку приложил Гефест.
Он костылями (ремесло свирепое!)
Пробил ступни. Эриний стан, угрюмый кряж
Здесь сторожу́, к мучениям приученный,
И в каждый третий, трижды ненавистный день
На тяжких крыльях Зевса посланец летит
И рвет когтями тело — корм чудовищный! —
И гложет печень жирную. Насытившись,
И кычет зычно, и крылами бьет, и хвост
Ленивый в кровь мою макает черную.
И вновь обглоданная печень вырастет,
И к корму вновь голодный прилетает гость:
Питаю сам своих мучений сторожа,
А он меня поит бессмертной горечью.
Цепями Зевса скован, не могу врага
Крылатого от горькой отогнать груди.
Себе я сам стал тошен. Боль измаяла.
Хочу я смерти: смерть освободит от мук,
Но гибель отгоняет от меня Кронид,
И к телу липнут сгустки крови мерзостной,
Старинной, за столетия свернувшейся.
И в зное солнца тает кровь, и каплями
На древний камень гор Кавказских капает.»

 

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Помпей. 1. (Источник: Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах. – М.: «Наука», 1994. Издание второе, исправленное и дополненное. Т. I. Перевод С. П. Маркиша, обработка перевода для настоящего переиздания — С. С. Аверинцева, переработка комментария — М. Л. Гаспарова) (греческий историк 1-2 вв. н. э.):

«[Прометей обращается к Гераклу как к автору своего освобождения:]
Любимый нами сын отца враждебного.»

 

Афиней. Пир мудрецов. 15. 16. 674e (Источник: Афиней. Пир мудрецов. В пятнадцати книгах. / Перевод с древнегреческого Н. Т. Голинкевича. – М.: Издательство «Наука», 2004. – С. 32):

«Венок пришельцу! ибо это лучшая
Из всех цепей, по слову Прометееву.»

[Обратите внимание, что Афиней (15.13.672E-F) цитирует Менодота Самосского о том, что после того, как Зевс освободил Прометея от уз и Титан заявил, что готов «добровольно и безболезненно» искупить вину за кражу огня, Зевс приказал ему носить гирлянду в качестве символического наказания; и что карийский обычай носить гирлянды из ивняка был памятником оков, которые когда-то носил Прометей, благодетель человечества. Сам Афиней (15.16. 674D) утверждает, что Эсхил в «Освобожденном Прометее» отчетливо говорит: «В честь Прометея мы возлагаем гирлянды на наши головы в качестве искупления его уз».]

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. 7 (1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Прометей, смешав землю с водой, вылепил людей и дал им тайно от Зевса огонь, скрыв его в полом стебле тростника. Когда Зевс узнал об этом, он приказал Гефесту пригвоздить тело Прометея к Кавказскому хребту. Хребет этот находится в Скифии. Там, прикованный к скале, Прометей простоял связанным очень много лет, и каждый день орел, прилетая, выклевывал ему лопасти печени, которые за ночь отрастали вновь. Такое наказание Прометей нес за то, что украл огонь, пока позднее его не освободил Геракл.»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. 2. 5 (11) (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«После того как он пересек Ливию, он [Геракл] прибыл к внешнему морю, где взял у Гелиоса его кубок. [Т. е. для своего путешествия из Ливии по кольцу реки Океанос (Океан) к Кавказским горам на дальнем востоке.]

Переправившись на противоположный материк, он [Геракл] на Кавказе застрелил из лука орла, клевавшего печень у Прометея: этот орел был порождением Ехидны и Тифона. Геракл освободил Прометея, возложил на себя вместо снятых оков венок из оливы и предоставил Зевсу Хирона, который согласился стать смертным вместо Прометея.

Когда же Геракл пришел к гиперборейцам, где находился Атлант, то, помня о совете Прометея, сказавшего ему, чтобы он сам не отправлялся за яблоками, а, взяв на плечи небесный свод, послал за ними Атланта, все это выполнил.»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. 2. 5 (4)(Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«[Кентаурои (кентавры)] сбежались к Хирону . . . Целясь из лука в кентавров, столпившихся вокруг Хирона, Геракл выпустил стрелу, но она, пронзив плечо кентавра Элата, засела в колене Хирона. Глубоко огорченный этим, Геракл подбежал и, вытащив стрелу, приложил к ране лекарство, которое дал ему Хирон. Но рана была неизлечимой, и кентавр удалился в пещеру, желая там умереть. Однако умереть он не мог, так как был бессмертен: тогда Прометей предложил себя Зевсу в обмен, тот сделал его бессмертным, а Хирон скончался.»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. 3.13 (4) (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Некоторые же говорят, что, когда Зевс вознамерился вступить в брак с Фетидой, Прометей предсказал, что тот, кого Фетида ему родит, воцарится над небом.»

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. 2. 1238 и далее (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 21) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«Вот уж плывущим [аргонавтам] явилась вдали извилина Понта,
И постепенно стали расти высокие кручи
Гор Кавказских. Там к нерушимым скалам прикручен
Медными узами был Прометей, и питал он своею
Печенью птицу большую. Орел прилетал беспрестанно.
Вечером вдруг орла увидали герои в испуге.
Над кораблем к облакам пролетал он высоко. Но все же
Парус стал колыхаться от веянья крыльев широких.
Птица такая несхожа по виду с орлом поднебесным,
Быстро крыльями машет она, подобными веслам.
Громкий стон Прометея затем услыхали герои;
Печень орел пожирал, куски вырьшая. От вопля
Весь Эфир содрогнулся. А вскоре орел возвращался
Тем же путем, и опять увидали кровавую птицу.»

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. 3.846 и далее (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 21) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

« Капли божественной крови того Прометея страдальца,
Тело которого рвал на куски орел сыроядный.
Ростом в локоть растет цветок по склонам Кавказским»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. 4.15.2 (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Прометея, который передал людям огонь, Зевс заковал в цепи и насылал орла, пожиравшего его печень. Геракл же, видя, что Прометей покаран за благодеяния, оказанные людям, убил орла стрелой из лука и, убедив Зевса унять свой гнев, спас благодетеля всего человечества.»

 

Страбон. География.4.1.7. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 327) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Эсхил . . . Во всяком случае Прометей у него говорит [т. е. в Прометее Несвязанном], указывая Гераклу путь от Кавказа к Гесперидам:
«Придешь в страну неустрашимых лигиев». [и предсказывает битву героя с лигурийцами]»

 

Страбон. География. 11.5.5. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 327) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Возвышающихся над Колхидой и Евксинским Понтом [Черным морем] . . . только эти горы . . . греки называли Кавказом и сюда они переносили место действия мифического сказания о Прометее и его оковах. В самом деле, эти горы были самыми отдаленными из известных в то время людям. Походы Диониса и Геракла, напротив, указывают на более позднее образование мифа, так как Геракл, говорят, и Прометея освободил на 1000 лет позднее . . . [и] предание о том, что Прометей был скован на краю земли, на Кавказе.»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. 11.6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«В Олимпии [в храме Зевса вокруг статуи бога] . . . здесь народ не может приблизиться из-за барьеров, сделанных в виде стенок. Из этих барьеров . . . картины Панэна. На них изображен Атлант, поддерживающий землю и небо; рядом с ним стоит Геракл, желая принять на себя эту тяготу Атланта . . . и [в другом месте] Прометей, еще закованный в цепи. К нему поднимается Геракл; одно из преданий о Геракле рассказывает, что он убил орла, который на Кавказе терзал Прометея, и самого Прометея спас от цепей.»

 

Филострат Старший. Картины.2.23. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):
«По их же словам, [Геракл] дал Прометею свободу.»

 

Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского. 2.3 (Источник: Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского / Изд. подг. Е. Г. Рабинович; Отв. М. Л. Гаспаров. – М.: «Наука», 1985. – С. 7) (греческая биография 1-2 вв. н. э.):
«У варваров сохраняется предание, нашедшее отзвук также и в сказаниях эллинов, будто
Прометей за свое человеколюбие был прикован к Кавказу [Горе], а Геракл — какой-то другой Геракл,
ибо не о фиванце тут речь — не пожелал терпеть подобной несправедливости и застрелил
птицу, пожиравшую нутро Прометея. Узилищем Прометея была якобы пещера, которую
показывают у подножия горы, и Дамид [спутник Филострата 1 в. н. э.] сообщает, что и ныне со скал там свисают путы, непонятно из чего сделанные. Однако кое-кто утверждает, будто Прометей был прикован к двуглавой вершине горы, так что руки его, распятые между двумя утесами, были распростерты не менее чем на стадий [606 футов] — столь огромен он был. Орла обитатели Кавказа считают врагом и потому выжигают огненными стрелами орлиные гнезда на скалах и расставляют на орлов капканы, говоря, что это-де им за Прометея — такова власть предания!»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 144. Прометей. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 242):

«Люди прежде просили огонь у бессмертных и не умели долго сохранять его. Потом Прометей принес его в стебле фенхеля на землю и показал людям, как сохранять его, засыпав золой. За это Меркурий [Гермес] по приказу Юпитера [Зевса] приковал его железными гвоздями к утесу на горе Кавказ и приставил к нему орла, который выедал его сердце – сколько он днем съедал, столько ночью отрастало. Этого орла через тридцать тысяч лет убил Геркулес и освободил Прометея.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 31. Прометей. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 242):

«Свирепого орла, который грыз сердце Прометея, [Геракл] убил стрелами.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 54. Прометей. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 242):

«Нереиде Фетиде было предсказано, что ее сын будет сильнее отца. Никто, кроме Прометея, не знал этого, а Юпитер захотел возлечь с ней, и Прометей обещал Юпитеру [Зевсу], что он предупредит его, если тот освободит его от оков. Тот пообещал, и Прометей дал ему совет не сочетаться с Фетидой, чтобы не родился сильнейший и не сверг Юпитера с царства так же, как он сам сделал с Сатурном [Кроносом]. Тогда Фетиду отдали в жены Пелею, сыну Эака, и послали Геркулеса, чтобы он убил орла, который терзал сердце Прометея, а когда орел был убит, Прометей через тридцать тысяч лет <казни> был освобожден с горы Кавказ.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 15. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«Стрела [Созвездие]. Считают, что это — одна из стрел Геркулеса. Рассказывают, что ею он убил орла, который, по преданию, выклевывал Прометееву печень . . . Прометея [за кражу огня] же он [Зевс] приковал в Скифии железной цепью к горе, именуемой Кавказ. Прометей был прикован к ней около тридцати тысяч лет, по словам трагического поэта Эсхила. Вдобавок Юпитер посылал к нему орла, который ежедневно выклевывал отраставшую за ночь печень. Этот орел, по одним свидетельствам, был порождением Тифона и Ехидны, по другим — Теллус [Терры,Геи,Земли]и Тартара, но многие считают, что он был сделан руками Вулкана [Гефеста], а Юпитер [Зевс], говорят, вдохнул в него жизнь.

Об освобождении Прометея сохранилось такое сказание. Когда Юпитер [Зевс], влекомый пригожестью Фетиды, стремился взять ее в жены, но не мог ни склонить к замужеству боязливую деву, ни помыслить умерить свою страсть, в это время, говорят, Парки [Мойры, Судьбы] предрекли пути Провидения, неотвратимо сбывающиеся по установленному мировому порядку. Они объявили, что, кто бы ни стал супругом Фетиды, его сын превзойдет славой отца. Прометей, не по доброй воле, но по необходимости будучи настороже, услышал прорицание и сообщил о нем владыке богов. Юпитер, опасаясь, что и с ним может случиться то, что он сделал со своим отцом Сатурном в подобной ситуации, умерил свое желание супружества с Фетидой, чтобы не лишиться отцовской власти, и достойно отблагодарил Прометея за услугу, освободив его от оков. И хотя Юпитер поклялся в том, он все-таки не отпустил его без всякого условия, но приказал, чтобы в память о событии у Прометея один палец был окован и тем, и другим материалом, то есть камнем и железом. Люди переняли этот обычай и, чтобы казалось, что тем самым они выказывают признательность Прометею, стали носить кольца, изготовленные из камня и железа . . .

Впрочем, я полагаю, что следует вернуться к началу рассказа и поведать о гибели орла. Геркулес, посланный Эврисфеем за яблоками Гесперид, не зная пути пришел к Прометею, прикованному, как мы уже сказали, к горе на Кавказе, и тот указал ему дорогу. Когда Геркулес возвращался с победой, он поспешил к нему, чтобы рассказать о смерти дракона, о котором мы также уже рассказали, и отблагодарить за услугу, стремясь поскорее вернуть ему заслуженный почет. По устранении бедствия люди постановили сжигать на алтарях богов печень жертвенных животных, чтобы боги насыщались их печенью взамен Прометеевой.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 6. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«[Созвездие Коленопреклоненного:] По мнению других, это — Прометей, прикованный к горе на Кавказе.»

 

Проперций. Элегии. 2.1 (Источник: Секст Проперций. Элегии. / Пер. А. И. Любжина. М.: Греко-латинский кабинет, 2004. – С. 103):

«С нежных девичьих плеч урны тяжелые сняв;

И от кавказской скалы отвязал бы он Прометею

Руки его и согнал птицу, клюющую грудь.»

 

Сенека. Геркулес в безумье. 1206. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 137):

«[Оплакивает убийство своих детей:]
Пусть на скале каспийской птица алчная
Получит тело связанное. Долго ли
Утесу Промется пустовать средь куч
Безлесного Кавказа — обиталища
Зверей и птиц?»

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. Прометей освобождаемый.. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 272-273) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

 

«[Действие — через много лет после первого «Прометея», когда к герою, возвращенному вместе со скалой на землю приходят сперва освобожденные братья-титаны (и, по-видимому, остаются на орхестре, образуя хор); потом — мать Земля (она же Фемида), убеждающая его открыть богам ее тайну — Зевс не должен рождать сына от Фетиды, иначе этот сын будет сильнее его и ниспровергнет его; и, наконец, — Геракл, в знак благодарности богов убивающий орла, терзавшего Прометея.]

25 (190). [Титаны приходят к Прометею]

…мы пришли сюда
Твой узреть удел, Прометей,
Как страждешь ты в оковах твоих…

26 (192). [Они описывают свой путь с востока…]

…[оставили мы]
Черного моря святой поток
С порфировым дном
И медью молний блестящий залив
Океана, поильца всего, что есть,
Где всезрящий бог в эфиопской волне
Бессмертное тело и конский пот
Омывает струей
Разымчиво теплой влаги.

27 (191). […и свой переход в Европу]

…Где льется Фасис, двойная грань
Азийской земли и Европы.

28 (193). [Прометей рассказывает титанам о своих мучениях. Этот отрывок сохранился в латинском переводе Цицерона («Тускуланские беседы», II, 10, 23—25), отсюда — латинские имена богов.]

Титанов племя, мне единокровное,
Вы, порожденье Неба, ныне видите,
Что цепью вкован я в скалу жестокую,
Как челн пловцом, страшимым бурной полночью.
Юпитер, сын Сатурна, пригвоздил меня,
Своею волей движа длань Вулканову,
Которая безжалостным умением
Мне вбила в ноги клинья. Горько страждущий,
Блюду я стан, где обитают Фурии,
И каждый третий день ко мне, пронзенному,
Слетает страшным лётом страж Юпитера
Вонзить кривые когти в свой урочный корм;
Насытясь и пресытясь жирной печенью,
Клекочет зычным кликом и, взлетая прочь,
Пернатый хвост в крови полощет льющейся.
Когда же вновь изглоданная вырастет,
Он к черной снеди жадно возвращается:
Так сам кормлю я стража скорбных мук моих,
Бескрайней болью жизнь мою томящего,
Затем, что, скован ковами Юпитера,
Не в силах я отгнать от груди хищника.
Так, сам себя лишенный, я приемлю казнь,
Лишь в смерти вожделея пресеченья мук, —
Но отстраняет смерть Юпитер мстительный,
И пагуба моя, копясь столетьями,
Все глубже болью в плоть мою вгрызается
И, знойным жаром солнца растопляема,
Роняет капли на хребты Кавказские.

29 (189a). [Благодеяния Прометея людям]

Ослиный род, и конский род, и бычий род
Дав в рабство им для облегченья тягостей…

30 (195). [Прометей указывает Гераклу путь к Гесперидам]

Ступай прямой дорогою, и вступишь ты
В края, где бури буйствуют Бореевы:
Там бойся вихря, громами гремящего,
Чтоб не вскружил, не взвил и не унес тебя…

31 (196). [Путь через скифов-габиев]

Придешь в народ, всех смертных справедливейший
И всех гостеприимнейший ко странникам —
К тем габиям, что ни сохой, ни заступом
Не взрезывают землю, щедродарную
Плодами, самосеяньем обильными.

32 (198). [Путь через скифов-гиппомолгов]

Кобылий сыр благозаконным пищею…

33 (199). [Путь через Лигурийскую Галлию]

Предстанут неколеблемые полчища
Лигийцев, и каков ты ни воителен,
Не вступишь в брань, зане судьбой назначено
Стрелам твоим бессилеть здесь, каменьев же
Нет на земле песчаной и податливой.
Но в трудный час отец небесный сжалится,
И сгрудит тучу, и обрушит круглые
Каменья градом с неба, — их ударами
И расточишь ты полчища лигийские.

34 (200). [Геракл поражает Прометеева орла]

О, Аполлон Стрелец, направь стрелу мою!

35 (201). [Благодарность Прометея]

О, злейшего отца мне сын любезнейший!»

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. Сфинкс. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 272-273) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

 

«[По-видимому, хор сатиров изображал пленников чудовищной Сфинкс (по-гречески — женского рода!), освобождаемых, когда пришелец Эдип разгадывал загадку Сфинкс, и она бросалась в пропасть.]

120 (235). [Эдип разгадал загадку]

Венок пришельцу! ибо это лучшая
Из всех цепей, по слову Прометееву».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 45. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Про­ме­тей, сме­шав зем­лю с водой, выле­пил людей и дал им тай­но от Зев­са огонь76, скрыв его в полом стеб­ле трост­ни­ка. Когда Зевс узнал об этом, он при­ка­зал Гефе­сту при­гвоздить тело Про­ме­тея к Кав­каз­ско­му хреб­ту. Хре­бет этот нахо­дит­ся в Ски­фии. Там, при­ко­ван­ный к ска­ле, Про­ме­тей про­сто­ял свя­зан­ным очень мно­го лет, и каж­дый день орел, при­ле­тая, выкле­вы­вал ему лопа­сти пече­ни, кото­рые за ночь отрас­та­ли вновь. Такое нака­за­ние Про­ме­тей нес за то, что украл огонь, пока позд­нее его не осво­бо­дил Геракл».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 2. 119 — 120. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«После того как он пере­сек Ливию, он [Геракл] при­был к внеш­не­му морю, где взял у Гелиоса [Солнца] его кубок. [То есть для своего путешествия из Ливии вокруг кольца реки Океан на Кавказ] Пере­пра­вив­шись на про­ти­во­по­лож­ный мате­рик, он на Кав­ка­зе застре­лил из лука орла, кле­вав­ше­го печень у Про­ме­тея142: этот орел был порож­де­ни­ем Ехид­ны и Тифо­на. Геракл осво­бо­дил Про­ме­тея, воз­ло­жил на себя вме­сто сня­тых оков венок из оли­вы и пре­до­ста­вил Зев­су Хиро­на, кото­рый согла­сил­ся стать смерт­ным вме­сто Про­ме­тея.

Когда же Геракл при­шел к гипер­бо­рей­цам, где нахо­дил­ся Атлант, то, пом­ня о сове­те Про­ме­тея, ска­зав­ше­го ему, чтобы он сам не отправ­лял­ся за ябло­ка­ми, а, взяв на пле­чи небес­ный свод, послал за ними Атлан­та, все это выпол­нил».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 2. 83. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Кен­тав­ры сбе­жа­лись к Хиро­ну… Геракл выпу­стил стре­лу, но она, прон­зив пле­чо кен­тав­ра Эла­та, засе­ла в колене Хиро­на. Глу­бо­ко огор­чен­ный этим, Геракл под­бе­жал и, выта­щив стре­лу, при­ло­жил к ране лекар­ство, кото­рое дал ему Хирон. Но рана была неиз­ле­чи­мой, и кен­тавр уда­лил­ся в пеще­ру, желая там уме­реть. Одна­ко уме­реть он не мог, так как был бес­смер­тен: тогда Про­ме­тей пред­ло­жил себя Зев­су в обмен, тот сде­лал его бес­смерт­ным, а Хирон скон­чал­ся».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 3. 169. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Неко­то­рые же гово­рят, что, когда Зевс воз­на­ме­рил­ся всту­пить в брак с Фети­дой, Про­ме­тей пред­ска­зал, что тот, кого Фети­да ему родит, воца­рит­ся над небом».

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. 2. 1238. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 116-117) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«Вот уже пазушье Понта пред ними [Аргонавтами] вдали показалось
И вздымались хребтов Кавказских отвесные кручи.
Там к некрушимым скалам Прометей неразрывною медной
Цепью прикован был, и своею печенью вечно
Там кормил он орла, прилетавшего снова и снова.
Видели птицу они, как она с пронзительным криком
Над кораблем ввечеру пронеслась в поднебесье и все же
Парус ладьи всколыхнула, задев дуновением крыльев.
Видом этот орел с воздушной птицей не сходен,—
Взмах его крыльев подобен движенью оструганных весел.
После того невдолге услыхали они Прометея
Стонущий голос: орел вырывал ему печень, и вопли
Плыли в эфире, пока орла кровожадного снова,
Тем же путем летевшего вспять, не увидели мужи».

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. 3. 844. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 116-117) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

«Там на Кавказских торах орлом-кровопийцей на землю
Кровь Прометея-страдальца, бессмертная красная влага».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 4. 15. 2. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Про­ме­тея, кото­рый пере­дал людям огонь, Зевс зако­вал в цепи и насы­лал орла, пожи­рав­ше­го его печень. Геракл же, видя, что Про­ме­тей пока­ран за бла­го­де­я­ния, ока­зан­ные людям, убил орла стре­лой из лука и, убедив Зев­са унять свой гнев, спас бла­го­де­те­ля все­го чело­ве­че­ства».

 

Страбон. География. Книга 4. 1. 7. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 470) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Про­ме­тей у него [Эсхила, т.е. Осво­бож­ден­ный Про­ме­тей] гово­рит, ука­зы­вая Герак­лу путь от Кав­ка­за к Гес­пе­ридам:

При­дешь в стра­ну неустра­ши­мых лиги­ев,
Там не всту­пай в сра­же­нье, хоть ты серд­цем храбр.
Бой труден. И доспех свой суж­де­но тебе
Там поте­рять. Под­нять булы­гу взду­ма­ешь,
А не най­дешь и кам­ня: вся зем­ля мяг­ка.
Тебя в беде увидит Зевс и сжа­лит­ся,
И гро­зо­вые обла­ка пошлет, и град
Падет на зем­лю камен­ный. И кам­ни ты
С зем­ли под­ни­мешь и раз­го­нишь лиги­ев.
(Осво­бож­ден­ный Про­ме­тей, фрг. 199. Наук)»

 

Страбон. География. Книга 11. 5. 5. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 470) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Так, напри­мер, они пере­но­сят назва­ние «Кав­каз» с гор, воз­вы­шаю­щих­ся над Кол­хидой и Евк­син­ским Пон­том [Черное море]… сюда они пере­но­си­ли место дей­ст­вия мифи­че­ско­го ска­за­ния о Про­ме­тее и его око­вах. В самом деле, эти горы были самы­ми отда­лен­ны­ми из извест­ных в то вре­мя людям. Похо­ды Дио­ни­са и Герак­ла, напро­тив, ука­зы­ва­ют на более позд­нее обра­зо­ва­ние мифа, так как Геракл, гово­рят, и Про­ме­тея осво­бо­дил на 1000 лет позд­нее… пре­да­ние о том, что Про­ме­тей был ско­ван на краю зем­ли, на Кав­ка­зе».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 5. 11. 6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«[В храме Зевса вокруг статуи бога] кар­ти­ны Панэна. На них изо­бра­жен Атлант, под­дер­жи­ваю­щий зем­лю и небо; рядом с ним сто­ит Геракл, желая при­нять на себя эту тяготу Атлан­та… и [в другом месте] Про­ме­тей, еще зако­ван­ный в цепи. К нему под­ни­ма­ет­ся Геракл; одно из пре­да­ний о Герак­ле рас­ска­зы­ва­ет, что он убил орла, кото­рый на Кав­ка­зе тер­зал Про­ме­тея, и само­го Про­ме­тея спас от цепей».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга 5. 334. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 200) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«На Прометея премудрого гневом полны были девы [Нереиды],
помня, что из-за его предсказания Зевс-громовержец
против желания отдал Фетиду Пелею в супруги.
Негодованием охвачена, молвила тут Кимотоя:
«Муки свои злополучный за дело терпел ежечасно,
прочными скован цепями, покуда орел исполинский
печень в груди его [Прометея] клювом терзал, отраставшую снова».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга 6. 269. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 200) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«[Среди сцен, изображенных на щите сына Геракла Эврипила]
Дальше ущелья Кавказа широкою лентой тянулись,
где, с Прометея сорвавши одни за другими оковы
вместе с обломками скал, на которых держались те цепи,
освободил он Титана, ужасный орел же простерся
гибель несущими стрелами в разных местах поражённый».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга 10. 190. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 200) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«[Среди сцен, изображенных на колчане Геракла]
Сын Иапета великий к обрывистым скалам Кавказа
был тут подвешен, закованный несокрушимою цепью.
Грозные орел Громовержца клевал у несчастного печень»

 

Филострат Старший. Картины. 2.23. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«Того Геракла, который, по их же словам, дал Прометею свободу».

 

Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского. 2.3 (Источник: Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского / Изд. подг. Е. Г. Рабинович; Отв. М. Л. Гаспаров. – М.: «Наука», 1985. – С. 7) (греческая биография 1-2 вв. н. э.):

«У варваров сохраняется предание, нашедшее отзвук также и в сказаниях эллинов, будто Прометей за свое человеколюбие был прикован к Кавказу, а Геракл — какой-то другой Геракл4, ибо не о фиваице тут речь — не пожелал терпеть подобной несправедливости и застрелил птицу, пожиравшую нутро Прометея. Узилищем Прометея была якобы пещера, которую показывают у подножия горы, и Дамид [товарищ Филострата 1 в. н.э.] сообщает, что и ныне со скал там свисают путы, непонятно из чего сделанные. Однако кое-кто утверждает, будто Прометей был прикован к двуглавой вершине горы, так что руки его, распятые между двумя утесами, были распро-терты не менее чем на стадий — столь огромен он был. Орла обитатели Кавказа считают врагом и потому выжигают огненными стрелами орлиные гнезда на скалах и расставляют на орлов капканы, говоря, что это-де им за Прометея— такова власть предания!»

 

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 144. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 53):

«Люди прежде просили огонь у бессмертных и не умели долго сохранять его. Потом Прометей принес его в стебле фенхеля на землю и показал людям, как сохранять его, засыпав золой. За это Меркурий [Гермес] по приказу Юпитера [Зевса] приковал его железными гвоздями к утесу на горе Кавказ и приставил к нему орла, который выедал его сердце – сколько он днем съедал, столько ночью отрастало. Этого орла через тридцать тысяч лет убил Геркулес и освободил Прометея».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 31. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 53):

«Свирепого орла, который грыз сердце Прометея, [Геракл] убил стрелами».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 54. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 53):

 

«Нереиде Фетиде было предсказано, что ее сын будет сильнее отца. Никто, кроме Прометея, не знал этого, а Юпитер [Зевс] захотел возлечь с ней, и Прометей обещал Юпитеру [Зевсу], что он предупредит его, если тот освободит его от оков. Тот пообещал, и Прометей дал ему совет не сочетаться с Фетидой, чтобы не родился сильнейший и не сверг Юпитера с царства так же, как он сам сделал с Сатурном [Кроносом]. Тогда Фетиду отдали в жены Пелею, сыну Эака, и послали Геркулеса, чтобы он убил орла, который терзал сердце Прометея, а когда орел был убит, Прометей через тридцать тысяч лет <казни> был освобожден с горы Кавказ».

 

Гигин (Гай Юлий Гигин, ум. в 17 г. в Риме – древнеримский писатель). Астрономия. Книга вторая. 2. 15 (Источник: Гигин. Астрономия / Пер. и комм. А. И. Рубана. Вступ. ст. А. В. Петрова. — СПб.: Алетейя, 1997) (римский мифограф 2 в. н. э.):

«[Созвездие Стрелец] Стрела. Считают, что это — одна из стрел Геркулеса. Рассказывают, что ею он убил орла, который, по преданию, выклевывал Прометееву печень… Прометея же он [Зевс] приковал в Скифии железной цепью к горе, именуемой Кавказ. Прометей был прикован к ней около тридцати тысяч лет, по словам трагического поэта Эсхила. Вдобавок Юпитер [Зевс] посылал к нему орла, который ежедневно выклевывал отраставшую за ночь печень. Этот орел, по одним свидетельствам, был порождением Тифона и Ехидны, по другим — Теллус [Геи] и Тартара, но многие считают, что он был сделан руками Вулкана [Гефеста], а Юпитер, говорят, вдохнул в него жизнь.

Об освобождении Прометея сохранилось такое сказание. Когда Юпитер, влекомый пригожестью Фетиды, стремился взять ее в жены, но не мог ни склонить к замужеству боязливую деву, ни помыслить умерить свою страсть, в это время, говорят, Парки [Мойры] предрекли пути Провидения, неотвратимо сбывающиеся по установленному мировому порядку. Они объявили, что, кто бы ни стал супругом Фетиды, его сын превзойдет славой отца. Прометей, не по доброй воле, но по необходимости будучи настороже, услышал прорицание и сообщил о нем владыке богов. Юпитер, опасаясь, что и с ним может случиться то, что он сделал со своим отцом Сатурном в подобной ситуации, умерил свое желание супружества с Фетидой, чтобы не лишиться отцовской власти, и достойно отблагодарил Прометея за услугу, освободив его от оков. И хотя Юпитер поклялся в том, он все-таки не отпустил его без всякого условия, но приказал, чтобы в память о событии у Прометея один палец был окован и тем, и другим материалом, то есть камнем и железом. Люди переняли этот обычай и, чтобы казалось, что тем самым они выказывают признательность Прометею, стали носить кольца, изготовленные из камня и железа. Некоторые также говорят, что он носил венок, словно в подтвержденье того, что он оказался победителем и злоумышлял безнаказанно. Поэтому и у людей ввелось в обычай по случаю великий радости и побед носить венки, что можно видеть на состязаниях атлетов и пирах.

Впрочем, я полагаю, что следует вернуться к началу рассказа и поведать о гибели орла. Геркулес, посланный Эврисфеем за яблоками Гесперид, не зная пути пришел к Прометею, прикованному, как мы уже сказали, к горе на Кавказе, и тот указал ему дорогу. Когда Геркулес возвращался с победой, он поспешил к нему, чтобы рассказать о смерти дракона, о котором мы также уже рассказали, и отблагодарить за услугу, стремясь поскорее вернуть ему заслуженный почет. По устранении бедствия люди постановили сжигать на алтарях богов печень жертвенных животных, чтобы боги насыщались их печенью взамен Прометеевой».

 

Гигин (Гай Юлий Гигин, ум. в 17 г. в Риме – древнеримский писатель). Астрономия. Книга вторая. 2. 6 (Источник: Гигин. Астрономия / Пер. и комм. А. И. Рубана. Вступ. ст. А. В. Петрова. — СПб.: Алетейя, 1997) (римский мифограф 2 в. н. э.):

 

«[Созвездие Коленопреклоненный] По мнению других, это — Прометей, прикованный к горе на Кавказе».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 1206. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 137):

 

«[Геракл оплакивает убийство своих детей]
Пусть на скале каспийской [Кавказ] птица алчная
Получит тело связанное. Долго ли
Утесу Промется пустовать средь куч»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь 2. 298. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 3) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Тифон хвастается Зевсу о своих намерениях, когда он захватил престол небесный]
Там, у вершины кавказской, пернатая мощная птица
Вечно кровавит печень, растущую снова — всё из-за
Огненного Гефеста, огонь ведь причиной, что печень
Прометея терзают, она же срастается снова!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь 33. 355. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 3) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Пред тобою Фетида…
Вышний Зевес своей страстью, хотел к любви приневолить,
Если б не прорицанье древнего Прометея,
Что от меня родится потомок, Кронида могучей
Не пожелал он, чтоб отпрыск Фетиды сильней оказался
И родителя свергнул, как Зевс это с Кроном содеял!»

Для дополнительной информации о богине см.: Фетида

ПРОМЕТЕЙ И ПРОРОЧЕСТВО ИО

Дева Ио, превращенная в корову и отправленная блуждать, встречает Прометея, прикованного цепями в горах. Он продолжает пророчествовать о ее странствиях, прибытии в Египет и потомке ее рода, который придет, чтобы освободить его от уз.

Эсхил. Прометей прикованный. 622. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 249-250) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

 

«Ио
Еще открой несчаст­ной, чем окон­чат­ся
Ее ски­та­нья и какой им срок суж­ден.

Про­ме­тей
Не знать об этом луч­ше бы тебе, чем знать.

Ио
Нет, не скры­вай муче­ний, пред­сто­я­щих мне.

Про­ме­тей
Не отка­жу тебе я в этой мило­сти.

Ио
Так поче­му же мед­лишь все, как есть, ска­зать?

Про­ме­тей
Ска­зать не жаль мне. Толь­ко огор­чить боюсь.

Ио
Не будь ты так забот­лив. Это лиш­нее.

Про­ме­тей
Твое жела­нье выпол­няю. Слу­шай же».

Для дополнительной информации о Нимфе см.: ИО

 

ВОЛШЕБНОЕ РАСТЕНИЕ ПРОМЕТЕЯ

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья 3. 844. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 65-71) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

«Тою порой из резного ларца Медея достала
Зелье,— оно, говорят, «Прометеевым цветом» зовется.
Если кто-либо, склонив единородную Деву [Гекату]
Жертвой, свершенной в ночи, тем зельем тело омоет,
Ни для ударов железа не может он быть уязвимым,
Ни пред пылающим он не отступит огнем. Но и силой
Будет в тот день он, и мощью своей пред всеми отличен.
Вырос впервые тот цвет, когда проливалась по капле
Там на Кавказских торах орлом-кровопийцей на землю
Кровь Прометея-страдальца, бессмертная красная влага.
В локоть длиной произрос цветок из влаги из этой,
На корикийский шафран вполне своим цветом похожий,
Стеблем двойным вознесен. Глубоко в земле притаился
Корень, подобный куску кровавого мяса и полный
Сока (похож он на сок темноцветный горного дуба).
Сок собирала для чар в ракушку каспийскую дева,
Семь раз омывши себя водой, неустанно текущей,
Семь раз призвавши Бримо [Гекату], что юношей бодрых питает,
Мертвых царицу, Бримо подземную, ночью что бродит,
Мрачною ночью призвав, одетая в темное платье.
Рев прокатился под черной землей, содрогнувшейся в муках,
В миг, когда корень титана был срезан, и стоном ответил
Сам Япета сын, от боли душою слабея».

 

Сенека. Медея. 705. (Источник: Луций Анней Сенека. Медея / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 26) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«[Колдунья Медея готовит свои магические чары]
При­кли­кав змей поро­ду мно­го­вид­ную,
Медея сно­сит вме­сте все зло­вред­ное
Былье, что Эрикс вырас­тил уте­си­стый
И кро­вью Про­ме­тея утуч­нен­ные
Хреб­ты Кав­ка­за под сне­га­ми веч­ны­ми»

 

ПРОМЕТЕЙ И СОЗВЕЗДИЕ КОЛЕНОПРЕКЛОНЕННЫЙ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. 2. 6. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997. – С. 45):

 

«[Созвездие] Коленопреклоненный [то есть созвездие, которое теперь называется« Геркулес]. По мнению других, это — Прометей, прикованный к горе на Кавказе».

 

ПРОМЕТЕЙ В КОМЕДИИ

Аристофан. Птицы. 1494. (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К. Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. — М.: Искусство, 1983. — Т. 2.):

 

«[Комедия в которой Птицы построили город в воздухе, лишив богов доступа к земле]
Входит Прометей. Он закутан в плащ. В руках у него зонтик.

Прометей

Не увидал бы Зевс меня, несчастного.
Где Писфетер?

 

Писфетер

 

(выходя из дома)
В чем дело? Кто пожаловал?
Он весь закутан!

 

Прометей

Посмотри, не видно ли
Какого-нибудь бога позади меня?

 

Писфетер

Нет никого. Ты кто?

 

Прометей

Который час теперь?

 

Писфетер

Который час? Да так, немного за полдень.
Ты кто?

 

Прометей

Обеденное время кончилось?

 

Писфетер

Вот надоел!

 

Прометей

А Зевс сейчас что делает?
Он гонит тучи прочь иль собирает их?

 

Писфетер

Чтоб ты пропал!

 

Прометей

Ну, так и быть, откроюсь я.

(Открывает лицо.)

Писфетер

Мой милый Прометей!

 

Прометей

Да не кричи же ты!

 

Писфетер

А что?

 

Прометей

Не называй меня по имени.
Погиб я, если Зевс увидит здесь меня.
Я о небесных рассказать событиях
Хочу тебе. Но прежде этим зонтиком
Прикроемся, чтоб боги нас не видели.

 

Писфетер

Вот это да!
И впрямь не промах Прометей догадливый!
Стань вот сюда и смело все выкладывай.

 

Прометей

Ну, слушай же.

 

Писфетер

Да говори, я слушаю!

 

Прометей

Нет больше Зевса.

 

Писфетер

Вот так так! С каких же пор?

 

Прометей

С тех пор, как вы воздвигли город в воздухе.
Ведь жертв с тех пор уж не приносят смертные
Богам, и жирный чад не поднимается
От алтарей к бессмертным небожителям.
Постимся мы, ну точно в Фесмофории.
Нет приношений. Божества же варваров,
Как иллирийцы, челюстями лязгая,
Грозятся, что войной на Зевса двинутся,
И требуют, чтоб он места торговые
Для ввоза требухи открыл немедленно.

 

Писфетер

Выходит, что над вами боги-варвары
На небе есть?

 

Прометей

А кто же, как не варвары,
Хранители семьи Экзекестидовой?

 

Писфетер

А что за имя носят боги варваров,
Как их зовут?

 

Прометей

Трибаллы.

 

Писфетер

Все понятно мне:
Трибаллы – это нечто непотребное?

 

Прометей

Да, да, ты прав. Одно усвой как следует:
Для заключенья мира в птичий город ваш
Послы от Зевса и Трибаллов явятся.
Мир заключайте лишь на том условии,
Что скипетр птицам Зевс вернет немедленно
И что тебе он в жены даст Василию.

 

Писфетер

Василию? Да кто ж она?

 

Прометей

Красавица!
Она и молниями Зевса ведает
И всем другим: разумными решеньями,
Хорошими законами и верфями,
Оплатою судей и бранью уличной.

 

Писфетер

Так все ж в ее руках!

 

Прометей

О том и речь веду.
Добыв ее, добудешь все решительно.
Затем я и пришел, чтоб научить тебя,
Ведь я питаю слабость к человечеству.

 

Писфетер

Когда б не ты, не есть бы нам горячего.

 

Прометей

Богов я ненавижу, это знаешь ты.

 

Писфетер

Богам ты ненавистен, это правильно.

 

Прометей

Тимон я сущий. Но пора прощаться нам.
Давай-ка зонтик, чтобы принял Зевс меня
За девушку из праздничного шествия.

 

Писфетер

Возьми и стул, изобрази носильщицу.

Прометей уходит, взяв зонтик и стул. Писфетер возвращается в дом».

КУЛЬТ ПРОМЕТЕЯ

ОСНОВНОЙ КУЛЬТ И ТРАДИЦИИ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 15. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«Прометей же, кознодействуя по своему обыкновению, замыслил вернуть людям отобранный у них огонь, самолично проявив о том заботу. Поэтому, когда рядом никого не было, он приблизился к огню Юпитера [Зевса], убавил его и заключил в полую ветвь. Ликуя от радости, так что он, казалось, скорее летит, а не бежит, Прометей размахивал веткой, чтобы дым не загасил заключенный в ее внутренней части огонь. Вот почему до сих пор люди, несущие радостные вести, всегда стремятся сообщить о них как можно быстрее. Также было установлено, чтобы в качестве одного из видов состязаний на играх бегуны, по примеру Прометея, бежали, размахивая факелами».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 15. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«Прометея же он приковал в Скифии железной цепью к горе, именуемой Кавказ… [Но позже] освободив его от оков. И хотя Юпитер поклялся в том, он все-таки не отпустил его без всякого условия, но приказал, чтобы в память о событии у Прометея один палец был окован и тем, и другим материалом, то есть камнем и железом. Люди переняли этот обычай и, чтобы казалось, что тем самым они выказывают признательность Прометею, стали носить кольца, изготовленные из камня и железа. Некоторые также говорят, что он носил венок, словно в подтвержденье того, что он оказался победителем и злоумышлял безнаказанно. Поэтому и у людей ввелось в обычай по случаю великий радости и побед носить венки, что можно видеть на состязаниях атлетов и пирах».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 15. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

 

«По устранении бедствия [Геракл убил орла который питался печенью Прометея и освобождения Прометея] люди постановили сжигать на алтарях богов печень жертвенных животных, чтобы боги насыщались их печенью взамен Прометеевой».

См. Также историю Прометея и разделение жертвенного животного (см. Выше), чтобы узнать о роли, приписываемой ему в первом жертвоприношении богам.

I. АФИНЫ СТОЛИЦА АТТИКИ (ЮЖНАЯ ГРЕЦИЯ)

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 1. 30. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«В Ака­де­мии есть жерт­вен­ник Про­ме­тею, и отсюда начи­на­ет­ся бег до горо­да с зажжен­ны­ми факе­ла­ми. Состя­за­ние заклю­ча­ет­ся в том, чтобы во вре­мя бега сохра­нить факел горя­щим; если у при­бе­жав­ше­го пер­вым факел потухнет, он уже теря­ет пра­во на победу, кото­рая вме­сто него пере­хо­дит ко вто­ро­му. Если же факел не уце­ле­ет горя­щим и у это­го, то победи­те­лем счи­та­ет­ся тре­тий; если же у всех потух­нут факе­лы, то никто не счи­та­ет­ся победи­те­лем».

 

II. АРГОС СТОЛИЦА АРГОЛИДЫ (ЮЖНАЯ ГРЕЦИЯ)

У Аргивян была гробница Прометея, где они почитали его как мертвого героя.

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 2. 19. 8. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«То, что рас­ска­зы­ва­ют арги­вяне о моги­ле Про­ме­тея, мне кажет­ся менее веро­ят­ным, чем рас­сказ жите­лей Опун­та [которые также заявляли о могиле]; одна­ко они на нем наста­и­ва­ют».

 

III. ПАНОПЕЯ ГОРОД В ФОКИДЕ (ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГРЕЦИЯ)

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 10. 4. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«В Панопее [В Фокиде], на самой дороге, стоит небольшое здание из необожженного кирпича, а в нем статуя из пентеликонского мрамора, изображающая, как одни говорят, Асклепия, а другие — Прометея; последние в подтверждение своим словам приводят следующее доказательство. Здесь в овраге лежат два камня; каждый такой величины, что может служить достаточным грузом для одной повозки; цвет составляющей их глины не землистый, но какой бывает в оврагах или песчаных горных потоках, запах они издают очень похожий на запах человеческой кожи. Говорят, что эти камни еще остались от той глины, из которой Прометеем был вылеплен весь человеческий род».

 

IV. ОПУНТА СТОЛИЦА ЛОКРИДЫ (ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГРЕЦИЯ)

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 2. 19. 8. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«То, что рас­ска­зы­ва­ют арги­вяне о моги­ле Про­ме­тея, мне кажет­ся менее веро­ят­ным, чем рас­сказ жите­лей Опун­та [которые также заявляли о могиле]; одна­ко они на нем наста­и­ва­ют».

 

ДРУГОЕ

Эзоп (легендарный древнегреческий поэт-баснописец, живший, предположительно, около 600 г. до н. э.).Басни, 253 (из Авиана 12; Авиан – римский поэт-баснописец начала V века; ему приписывают собрание 42 басен Эзопа, переложенных им самим; Цит. по: Басни Авиана. / Пер. М. Л. Гаспарова. // Поздняя латинская поэзия. М., 1982. С. 373—394):

Прометей, вылепив людей, повесил им каждому на плечи две сумы:
одну с чужими пороками, другую с собственными. Суму с собственными
пороками он повесил за спину, а с чужими — спереди. Так и получилось,
что чужие пороки людям сразу бросаются в глаза, а собственных они не
замечают.
Эту басню можно применить к человеку любопытному, который в собственных делах ничего не смыслит, а о чужих печется.

 

Эзоп (легендарный древнегреческий поэт-баснописец, живший, предположительно, около 600 г. до н. э.).Басни, 267 (из Авиана 12; Авиан – римский поэт-баснописец начала V века; ему приписывают собрание 42 басен Эзопа, переложенных им самим; Цит. по: Басни Авиана. / Пер. М. Л. Гаспарова. // Поздняя латинская поэзия. М., 1982. С. 373—394):

Лев не раз жаловался Прометею: сотворил его Прометей и большим, и красивым, в пасти у него — острые зубы, на лапах — сильные
когти, всех он зверей сильнее. «И все-таки, — говорил лев, — боюсь
я петуха!» Отвечал ему Прометей: «Зря ты меня винишь! все, что мог
я сделать, ты от меня получил; просто душа у тебя слишком слабая!»
Начал лев плакаться на свою судьбу и жаловаться на свою трусость и
решил, наконец, покончить с жизнью. Шел он с такою мыслью и встретил слона, поздоровался и остановился поговорить. Увидел он, что слон
все время шевелит ушами, и спросил: «Что с тобой, почему у тебя такие
беспокойные уши?» А вокруг слона в это время как раз порхал комар.
«Видишь,-—сказал слон, — вон этого, который маленький и жужжит?
так вот, если он заберется мне в ухо, то я погиб». Сказал тогда лев:
«Зачем мне умирать? ведь я должен быть настолько же счастливее слона,
насколько петух сильнее комара!»
Ты видишь, как могуч комар: даже слон его боится.

 

Аристофан. Птицы. (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. — М.: Искусство, 1983. — Т. 2.) (греческая комедия 5-4 вв. до н. э.):

Эписодий четырнадцатый

Входит Прометей. Он закутан в плащ. В руках у него зонтик.

Прометей

Не увидал бы Зевс меня, несчастного.
Где Писфетер?

Писфетер
(выходя из дома)

В чем дело? Кто пожаловал?
Он весь закутан!

Прометей

Посмотри, не видно ли
Какого-нибудь бога позади меня?

Писфетер

Нет никого. Ты кто?

Прометей

Который час теперь?

Писфетер

Который час? Да так, немного за полдень.
Ты кто?

Прометей

Обеденное время кончилось?

Писфетер

Вот надоел!

Прометей

А Зевс сейчас что делает?
Он гонит тучи прочь иль собирает их?

Писфетер

Чтоб ты пропал!

Прометей

Ну, так и быть, откроюсь я.

(Открывает лицо.)

Писфетер

Мой милый Прометей!

Прометей

Да не кричи же ты!

Писфетер

А что?

Прометей

Не называй меня по имени.
Погиб я, если Зевс увидит здесь меня.
Я о небесных рассказать событиях
Хочу тебе. Но прежде этим зонтиком
Прикроемся, чтоб боги нас не видели.

Писфетер

Вот это да!
И впрямь не промах Прометей догадливый!
Стань вот сюда и смело все выкладывай.

Прометей

Ну, слушай же.

Писфетер

Да говори, я слушаю!

Прометей

Нет больше Зевса.

Писфетер

Вот так так! С каких же пор?

Прометей

С тех пор, как вы воздвигли город в воздухе.
Ведь жертв с тех пор уж не приносят смертные
Богам, и жирный чад не поднимается
От алтарей к бессмертным небожителям.
Постимся мы, ну точно в Фесмофории.
Нет приношений. Божества же варваров,
Как иллирийцы, челюстями лязгая,
Грозятся, что войной на Зевса двинутся,
И требуют, чтоб он места торговые
Для ввоза требухи открыл немедленно.

Писфетер

Выходит, что над вами боги-варвары
На небе есть?

Прометей

А кто же, как не варвары,
Хранители семьи Экзекестидовой?

Писфетер

А что за имя носят боги варваров,
Как их зовут?

Прометей

Трибаллы.

Писфетер

Все понятно мне:
Трибаллы – это нечто непотребное?

Прометей

Да, да, ты прав. Одно усвой как следует:
Для заключенья мира в птичий город ваш
Послы от Зевса и Трибаллов явятся.
Мир заключайте лишь на том условии,
Что скипетр птицам Зевс вернет немедленно
И что тебе он в жены даст Василию.

Писфетер

Василию? Да кто ж она?

Прометей

Красавица!
Она и молниями Зевса ведает
И всем другим: разумными решеньями,
Хорошими законами и верфями,
Оплатою судей и бранью уличной.

Писфетер

Так все ж в ее руках!

Прометей

О том и речь веду.
Добыв ее, добудешь все решительно.
Затем я и пришел, чтоб научить тебя,
Ведь я питаю слабость к человечеству.

Писфетер

Когда б не ты, не есть бы нам горячего.

Прометей

Богов я ненавижу, это знаешь ты.

Писфетер

Богам ты ненавистен, это правильно.

Прометей

Тимон я сущий. Но пора прощаться нам.
Давай-ка зонтик, чтобы принял Зевс меня
За девушку из праздничного шествия.

Писфетер

Возьми и стул, изобрази носильщицу.

Прометей уходит, взяв зонтик и стул. Писфетер возвращается в дом.

Оцените статью
Античная мифология